От прошлого через настоящее к будущему...

Хождение к морю

Идея пройти пешком от Парутино до Очакова возникла одновременно у нескольких участников форума «Скамейка» и была реализована 24 августа 2014 года. Никакой символики в этом нет, просто следующий за этим день был выходным, и можно было отлежаться после похода.

Почему был выбран именно этот маршрут? Во-первых, хотелось своими глазами посмотреть на урочище Ста Могил, во-вторых, еще раз побывать на мысе Остен–Сакена. Кроме того, где-то в этом районе находился основанный князем Витовтом город Дашев и стоял пограничный камень, установленный тем же Витовтом для обозначения границ Великого Княжества Литовского.

ПАРУТИНО

Поэтому рано утром первым автобусом мы приехали в село Парутино. Интересно, что Парутино – ровесник Николаева, село былоФедор Антонович Иванов основано некрасовцами–староверами, бежавшими с Дона в 1708 году после поражения восстания Кондрата Булавина. Атаман Игнатий Некрасов увел их на территорию современной Румынии, где они компактно проживают и до сих пор. Некрасовцы построили тридцать семь домов и часовню, занимались они хлеборобством и рыбной ловлей, но после того, как в 1792-м году Екатерина Вторая подарила 12 тысяч десятин земли на правом берегу Бугского лимана графу Илье Безбородко, некрасовцы покинули основанное ими поселение и вернулись на берега Днестра.

До 1917 года село называлось Ильинское в честь графа Безбородько, а затем оно стало именоваться Парутино от названия Парутинской балки, где оно расположено.

В советские времена в Парутино был колхоз им. Ленина, а в 1969 году на его базе основали винсовхоз «Ольвия», который специализировался на выращивании винограда и производстве вина, его доход превышал миллион рублей в год.

С 1985 по 2005 год хозяйством руководил Федор Антонович Иванов, уроженец села Старая Богдановка. При нем винсовхоз выращивал элитные сорта винограда, из плодов которых делали шампанское, закарпатские коньяки, некоторые сорта крымских вин.

В центре Парутино односельчане установили памятник своему руководителю Герою Украины Федору Антоновичу Иванову.

Среди других достопримечательностей села – мемориал жителям Парутино, погибшим в годы войны. Их двухсот пятидесяти парутинцев, ушедших на фронт, сто девятнадцать домой не вернулись…

Конечно же, не смогли мы обойти вниманием местное кладбище в поисках каменных крестов. В комментариях к одной их наших поездок говорилось об уникальности парутинских крестов, но, откровенно говоря, они нас не особенно впечатлили, очень многое из того, что там есть, мы уже видели в других местах. Но вот такого надгробного сооружения мы не видели нигде. На нем нет ни одной надписи, поэтому трудно сказать, что это, но ниша для свечей и приношений есть. Время установки этого сооружения также установить не удалось.

Рядом с кладбищем находится церковь Святого Александра Сидского. Практически не известный у нас святой. Вот какую информацию о нем удалось найти: «Священномученик Александр, иерей в Сиде, пострадал за Христа во время гонения при императоре Аврелиане (270–275). Святой был допрошен правителем Антонином и отдан на жестокие истязания. Но, чудесно хранимый Господом святой с удивительным терпением перенес все муки и, наконец, был обезглавлен».

Построена церковь была в 1901 году графом Кушелевым, но в советские времена ее постигла участь многих церквей – она была разрушена, и восстановлена только в 2000-м году. На ней нет золотых куполов и мраморных ступеней, но именно это почему-то наводит на мысль, что именно так выглядит традиционная украинская церковь.

Близость археологического заповедника «Ольвия» сказывается на украшении некоторых домов. На одной из улиц каменный забор украшен настоящими греческими амфорами, но подавляющее большинство заборов украшено стилизованными гроздьями винограда – культуры, которая стала символом Парутино.

 

УРОЧИЩЕ СТА МОГИЛ

По одной из легенд, в урочище Ста Могил похоронены сто сарматских (вариант - скифских) вождей. Так это или не так – каждый воспринимает, как хочет, но небольшие курганы в этом урочище расположены не хаотично, а длинными рядами. Мы брели по жесткой выгоревшей траве от кургана до кургана, поднимались на некоторые из них. Неужели здесь и вправду похоронены вожди? Тогда почему курганы до сих пор не разграблены? А если нет, то что в этих курганах?

Впрочем, это дело историков и археологов, а наша задача – пройти по этой местности, не нанеся ей вреда. К сожалению до самого мыса Сакена земля изрыта ровными прямоугольными ямами. Кто-то настойчиво ищет древние клады, разбрасывая по полю черепки амфор и кувшинов. А в одном из раскопов какой-то эстет выложил незамысловатый узор из этих черепков.

Сто могил на карте 1806 года

 

МЫС САКЕН

Мыс Сакен – это современное название Сарыкальского мыса. Осенью прошлого года стараниями Михаила Ивановича Кондратьева на мысе была установлена памятная доска в честь подвига капитана второго ранга Рейнгольда Остен–Сакена, который 20 мая 1778 года пожертвовал своей жизнью, чтобы не попасть в турецкий плен. Остен–Сакен вошел с горящим факелом в пороховой погреб своей шлюпки в тот момент, когда его окружили тринадцать турецких кораблей. Его обезглавленное тело волны вынесли на берег недалеко от села Дмитриевка Очаковского района. Там установлен поклонный крест, а школьники дмитровской школы посадили вокруг креста орехи. По объективным причинам мы не смогли дойти до этого места, поэтому просьба Михаила Ивановича посмотреть, принялись ли орехи, осталась не выполненной…

Что же касается мыса Сакен, то приятно было увидеть, что ни памятная доска, ни скамейка, установленная тут же, за это время не пострадали, хотя и с одной и с другой стороны мыса мы увидели немало отдыхающих.

Тем временем наше путешествие по желтой степи продолжалось. Мы двигались в сторону мыса Сары-Камыш и села Днепровское. Где-то здесь когда-то находился Дашев, хотя разные картографы располагали его в разных местах, начиная от Радсада и заканчивая современным Очаковом. Но сколько мы ни вглядывались в рельеф, нигде и намека не было на остатки старинных построек, а уж тем более пограничного камня, установленного князем Витовтом. Конечно, за прошедшие шесть веков мало что могло сохраниться, особенно, если вспомнить, что после смерти Витовта татарские племена целенаправленно разрушали все, что он построил, начиная от таможенных башен, и заканчивая крупными населенными пунктами.

Можно ли убить зайца электрическим удлинителем?

В какой–то момент нам показалось, что мы набрели на очень старые развалины, и бросились к одиноко стоявшему посреди травы прямоугольному камню. Увы, это оказались остатка какой-то современной постройки. Пока мы думали и гадали, что бы это могло быть, Леша Кравченко нашел старый удлинитель на три розетки в пластмассовом корпусе круглой формы, и, размахнувшись хорошо, бросил его в какой-то кустарник. Неожиданно из-под куста что-то выскочило и понеслось кругами по степи. Оказалось, что в траве прятался от зноя заяц, а мы нарушили его отдых. Нехорошо как-то получилось: и Дашев не нашли, и зайцу отдохнуть помешали…

ДНЕПРОВСКОЕ

Днепровское – это две улицы вдоль обрывистого берега. Когда-то оно называлось Сары-Камыш, как и мыс, на котором расположено село. Считается, что в переводе с тюркского языка это название значит «желтый тростник». Возможно, когда-то Днепро–Бугский лиман был пресным, и на его берегах рос камыш. Но сейчас этого уже нет, а название осталось, только в нашем произношении оно звучит как Цари–Камыши, или просто Цари.

Из рассказов любителей рыбной ловли известно, что этот район – одно из лучших рыбных мест в обоих лиманах. Особую мистику этой местности придает находящееся неподалеку урочище Ста Могил, так что некоторые горячие головы придумали целую сакральную историю о зарытых в этих местах кладах, которые охраняют похороненные здесь скифские цари.

Само Днепровское – село очень маленькое. Из учреждений соцкультбыта здесь только два магазина да воинский мемориал в память о земляках, погибших в годы Великой Отечественной войны. Есть еще какое-то здание послевоенной постройки, назначение которого осталось невыясненным по причине выходного дня. Это мог быть как сельсовет, так и детский сад.

Под селом – мутные волны лимана. Я так сказал потому, что высота обрыва, на котором стоит Днепровское, достигает сорока метров. Если посмотреть сверху на узкий песчаный берег, то можно увидеть довольно привлекательный пейзаж – белый песок, длинный ряд зеленых деревьев на нем и серые волны, лениво лижущие берег своим длинным мокрым языком.

Здесь мы решили перекусить, для чего спустились на берег по одному из более-менее пологих спусков. Здесь-то нас и поджидала еще одна неожиданность.

Коровы-альпинистки

Угол наклона тропы составлял примерно сорок пять градусов, мы предвидели нелегкий спуск и подъем. Но тут Лешка Кравченко обратил наше внимание на следы животных на спуске: «Смотрите, коровьи!». Мы пошутили на эту тему, и пошли вниз. Когда наш обед заканчивался, мы поняли, что шутили зря. Упираясь в землю всеми четырьмя копытами и поднимая тучи пыли, к воде спускались несколько десятков коров. При этом они умудрялись еще хватать траву, растущую на склоне. Одна за одной, коровы спускались на берег, заходили в лиман и с наслаждением пили мутную воду, гонимую прибоем к берегу. Мы успели снять только часть этого зрелища, но не увидели, как же эти животные поднимаются в гору – пора было идти дальше.

На кладбище сняли на фотоаппараты каменные кресты, дожившие до наших дней. Понятно, что появились они уже после взятия Суворовым Очакова, хотя в отношениях христиан с мусульманами не все было однозначно противоречиво. Но турецких захоронений мы не увидели, и, посидев на дорожку, отправились в сторону села Солончаки.

 

СОЛОНЧАКИ

Солончаки, или Аджиголка, в одно прекрасное время сменили свое местоположение. Старое село находилось несколько западнее нынешнего, и от него осталось одно только кладбище. А на месте современного села был когда-то хутор. Со временем жители Аджиголки обустроились на хуторе, а от старого села не осталось никаких следов: что можно было взять с собой – взяли, а остальное по старой традиции растащили. Сейчас там баштан, рядом с которым находится любопытное старое кладбище с любопытными захоронениями.

В Солончаках произошла одна история, которая лично на меня произвела благоприятное впечатление. Леша с Димой занялись съемками на новом кладбище, а мы со Светой примостились неподалеку в ожидании наших товарищей. С нашего места хорошо было видно, как за ребятами внимательно наблюдала пожилая женщина, жившая рядом с кладбищем. Затем неожиданно послышался шум, и мужчина средних лет побежал на кладбище разбираться.

Оказалось, что ребят приняли за охотников за старинными монетами, видимо, такие случаи уже были. Но все закончилось благополучно, недоразумение выяснилось, и нам даже немножко рассказали об истории Солончаков. Тогда-то мы и узнали о другом, более старом кладбище. А еще для себя мы отметили: нас никто не знает, мы люди пришлые, поэтому нужно по возможности сообщать жителям, кто мы и зачем сюда приехали.

Возвращаясь к старому кладбищу, скажу, что там имеется надгробный памятник с довольно интригующей эпитафией: «Здесь покоится прах любвеобильной жены Фионы Никитовны Скориковой». Сейчас наши коллеги пытаются по метрическим книгам выяснить, кто такая Фиона Скорикова, и в чем же заключалась ее любвеобильность.

Кроме этого, мы впервые увидели на могилах литые чугунные кресты с ликами ангелов и другими украшениями. До сих пор такие кресты нигде не попадались.

ДОЖДЬ

Дальнейшее наше путешествие прервал неожиданно начавшийся дождь. Первые его признаки появились еще в Солончаках, но по-настоящему он пошел, когда мы прошли половину пути до Дмитровки. В наших планах было посетить поклонный крест, установленный Михаилом Ивановичем Кондратьевым осенью прошлого года недалеко от этого села. Мы присутствовали на этом событии, а теперь хотели посмотреть, принялись ли орехи, посаженные тогда вокруг креста местными школьниками. Однако дождь отменил наши планы.

Но и то, что мы увидели, нас впечатлило. Во-первых, ветряки, придающие украинской степи голландский пейзаж. Их тут не меньше десятка, и они производят впечатление разумных существ. Во-вторых, наш нештатный орнитолог Алексей Кравченко обратил наше внимание на одиноко летящую птицу: «Это пеликан, но почему он один? Обычно по одному эти птицы не летают». Но через некоторое время нам довелось увидеть стаю пеликанов во всей их красе. Подул сильный южный ветер, по дороге застучали первые капли дождя. Неожиданно между ветряками появилась некая пестрая лента, которая, извиваясь на ветру, двигалась ему навстречу. Это и были пеликаны, летящие на небольшой высоте. Преодолевая сопротивление ветра, птицы упорно летели к своей цели…

А наша цель оказалась в этот раз недостижимой: начавшийся внезапно дождь отменил все наши планы. Поэтому, остановив в Дмитровке автобус, мы уехали в Очаков, а оттуда домой. И только неугомонный Алексей Кравченко решил пройти намеченный маршрут до конца. И прошел! Но об этом он когда-нибудь расскажет сам.

А вот, кстати, и он, озирает окрестности, как наши далекие предки, в поисках новых приключений…

Автор статьи: Николай Пономаренко


Этот день в истории Николаева:

Даты до 1917 года указаны по старому стилю

1941:

Прошли митинги на Николаевских предприятиях, учреждениях и учебных заведениях по поводу начала войны

Николаевский БазарЪ на twitter