От прошлого через настоящее к будущему...

Неизвестный приезд Ф.Ф. Эрисмана в Николаев

Имя Фридриха Гульдрейха, больше известного, как Федор Федорович Эрисман (24 ноября 1842 г. – 13 ноября 1915 г.) известно даже детям: он разработал проект популярной и самой известной в мире школьной парты.

Закончив Цюрихский университет, молодой швейцарец, переехав в центр европейской науки того времени – «белокаменную», где вскоре стал доктором медицины honoris causa кафедры гигиены Московского университета, инициатором создания Гигиенического института, позже – крупнейшей санстанции для систематического исследования пищевых продуктов в торговой сети империи (ныне – Московский научно- исследовательский институт гигиены имени Ф.Ф.Эрисмана, впоследствии – всемирно известным российским гигиенистом. К тому же, он известен и как наиболее последовательный теоретик в области водоснабжения и водоотведения, чьи статьи в Энциклопедии Эфрона и Брокгауза остаются образцом глубокого аналитического мышления. Его поклонниками были М.Салтыков-Щедрин, Н.Некрасов, а в числе благодарных студентов – А. Чехов, посвятивший профессору книгу "Остров Сахалин". Кстати, жена профессора – первая русская женщина-врач Надежда Суслова, сестра которой – Аполлинария – стала прототипом Настасьи Филипповны в "Идиоте" Ф.Достоевского.

Несмотря на эти биографические замечания, «белым пятном» в жизнеописании Ф.Ф.Эрисмана остается неизвестный приезд в Николаев в 1886 г., который стал для города решающим. Что побудило прославленного ученого прибыть в центр судостроения на вершине своей славы?

По проекту строительства водопровода в Николаеве, подписанного 11 июня 1883 года, фон Брунгоф, представитель французского Общества строителей водо- и газопроводов "Фортен-Германн и Ко" в лице Леона-Гектора фон Фео, обязывался за три года построить непременно важный объект мощностью не менее 300 тыс. ведер воды в сутки с 16-часовым подачей из источников, расположенных в пригороде, с качеством, не хуже воды действующих колодцев. Как известно, строители нашли нужный водоносный горизонт в р-не Водопойской балки, но, к сожалению, качество этой воды профессор Киевского университета Св.Владимира Ф.М.Гарнич-Гарницкий забраковал. С другой стороны, профессор Новороссийского университета Вериго одобрил анализы воды, посему ответил, что она качественнее всех известных источников в Николаеве, следовательно, может быть использована для питьевого водоснабжения. Когда же к заключительной экспертизе пригласили известных во всем мире университетских профессоров: Санкт-Петербургского – А. П.Доброславина, Киевского Св. Владимира – В.А.Субботина, те указали, что качество предлагаемой воды – неудовлетворительное. По сути, на перспективности контракта можно было «ставить крест», но такого позора известны за рубежом предприниматели не могли вынести, ведь на кон были поставлены немалые по тем временам деньги.

Инженер фон Брунгоф до последнего пытался исправить неприятную для своего патрона ситуацию. Чувствуя надвигающееся банкротство, он неоднократно протестовал против неудовлетворительных результатов анализов как в Думе, так и на страницах местной прессы, ссылаясь на имеющиеся положительные отзывы проф. Вериго. Инжерен утверждал, что николаевский водопровод непременно должен быть построенным на основе найденных его компанией источников. К тому же, ссылаясь на имеющиеся противоречия в результатах анализов, фон Брунгоф требовал немедленного продолжения строительства. Что оставалось делать николаевцам? Конфликт как среди гласных Думы, так и на страницах местной прессы разрастался. Для окончательного выяснения качества и пригодности найденной воды в Николаев решили пригласить авторитетного гигиениста: профессора Московского университета Ф.Ф.Эрисмана, который должен был поставить в этой ключевой для будущей жизнедеятельности города дискуссии точку.

Находясь на вершине популярности, всемирно известный профессор прибыл в Николаев по приглашению Городского общественного управления только ... в 1886 году. Наверное, он, зная о неудовлетворительных результатах исследований воды от своих коллег, не желал приобщаться к скандалу между бизнесменами и чиновниками: вопрос, как понимаете, был достаточно деликатным. С другой стороны, бывший руководитель дезинфекционными работами во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. все же прибыл сюда из огромного интереса к южному городу, слава о котором слыла во многих уголках империи. Решающим аргументом для его приезда стало, очевидно, личное приглашение давнего знакомого с приснопамятных времен: главнокомандующего флота и портов Черного и Каспийского морей, военного губернатора г.Николаева адмирала А.А.Пещурова, известного еще и тем, что он подписал протокол о передаче Америке владений Российско-Американской компании на Аляске и Алеутских островах (1867). Напомним, что в Николаеве прославленного флотоводца бесконечно ценили как большого хозяйственника, который с 1882 по 1890 гг. инициировал строительство зернового элеватора, хлебной пристани, гранитной набережной, Северного телеграфного агентства, школ и училищ, речного яхт-клуба, городской телефонной связи, больницы, а еще – первых черноморских броненосцев "Синоп", "Екатерина II", "Чесма". Неудивительно, что для А.А.Пещурова строительство водопровода в Николаеве было, скорее всего, «делом чести»: он стремился довести до логического завершения начатое дело еще до выхода на заслуженный отдых. Имея большой опыт, адмирал понимал, что не так давно построенные водопроводы в таких крупных городах, как Санкт-Петербург (с 1860 г.), Киев (с 1872 г.), Казань (с 1875 г.), Феодосия и Харьков (с 1880 г.) – не роскошь, а средство нормального существования важного со стратегической точки зрения военного губернаторства. Вот почему он не жалел ни времени, ни денег, тем более – возможностей.

Прибыв в Николаев, как уже было сказано, в 1886 году, профессор Ф.Ф.Эрисман увидел примерно следующее: главного подрядчика строительства водопровода инженера фон Брунгофа в городе уже не было: тот бежал за границу, хотя следы работ его рабочих в пригородном районе Водопой были свежими. Очевидно, факт приезда гигиениста уже не мог повлиять на оживление строительства, тем не менее, результаты его ценных исследований впоследствии были положены в основу реализованного только в 1906 году проекта централизованного водоснабжения в г. Николаеве. Впрочем, перед ученым были очерчены другие задачи.

Профессор начал свои исследования с определения лучших с точки зрения качества питьевой воды источников и пришел к такому выводу: качество воды зависит от геологического строения почвы. Это ему позволило утверждать, что в пределах Николаева воды достаточно для построения отдельного водопровода, так как почти все колодцы находятся рядом, что, конечно, позволит сэкономить немалые деньги. К тому же, общим для городских колодцев было сходство грунта в местах естественного каптирования воды. Вспоминая слова действительного статского советника, доктора медицины, главного врача Николаевского морского госпиталя, медицинского инспектора морского порта Э.Э.Кибера, профессор отметил: действующие колодцы – сверхмощны, поэтому «должны быть использованы в большей мере».

Вопрос о мощности водоносных горизонтов интересовал московского ученого. Пользуясь, очевидно, результатами исследований известных гидрогеологов Зуева, Гюльденштадта, Палласа, профессор выдвинул гипотезу о существовании подземной реки, которая протекает с северо-востока или с востока к юго-западу или на запад, между р. Ингулец и р. Ингул под острым углом к последнему, а вблизи Николаева впадает в р.Южный Буг. На своем пути река «отсылает» ветки к Ингулу, где они появляются в виде родничков на склоне или в самой реке. Итак, основное сильное течение, по его мнению, идет в Николаев, подпитывая водоносные колодцы. Эта версия выглядела достаточно правдивой            хотя бы потому, что качество воды в городских источниках была одинаковой не только по составу, но имела и одну и ту же температуру на протяжении всего года.

Подводя итоги, профессор Ф.Ф.Эрисман задавался вопросом: почему же вода этой пресноводной реки попадает в Южный Буг, а не выходит к Ингулу? Он объяснял это тем, что водонепроницаемый пласт вместе с другими подземными наслоениями, имеющих склон к Ингулу, находятся чуть выше Николаева, поэтому вода и попадает в Бугскую воду. К тому же, гигиенист определил, что подземная река берет начало на севере Херсонской губернии, но вследствие естественного смешивания с другими источниками края вода городских источников ее качество ухудшается, приобретая излишнее количество известняка, магнезии, соли, потому становилась непригодной для питья. Профессор предполагал, что вода колодцев, расположенных на склоне к Южному Бугу, качественнее ингульской, чем, конечно, удивил многих николаевских исследователей воды. Так, Ф.Эрисман утверждал, что в условиях постепенного увеличения численности населения мощность подземной реки будет достаточной, чтобы обеспечить Николаев питьевой водой: для этого следует обустроить водосборную галерею перпендикулярно ее течению.

В своих выводах профессор Ф.Ф.Эрисман преследовал ключевой вопрос: почему ни один из предыдущих исследователей не ставил вопрос о водоснабжении Николаева, базирующемся на воде из р. Южный Буг? Сравнивая разные анализы своих коллег, он отметил, что по химическим свойствам бугская вода, которой питались городские колодцы, гораздо лучше ингульской, хотя и требовала определенной фильтрации. Поэтому профессор советовал николаевским коллегам продолжить поисковые работы, в частности, по обустройству буровых скважин в районе протекания подземной реки: в восточной части г. Николаева, поближе к Поповой и Широкой балкам. Во-вторых, гигиенист предлагал базировать водоснабжение города на бугской воде, подпитывающей городские колодцы. Вскоре после своего выступления в Николаевской городской Думе Ф.Ф.Эрисман вернулся в Москву, где его ждали новые свершения. Казалось бы, результаты этих исследований должны были, с одной стороны, убрать все сомнения, а с другой – оживить строительство водопровода, но уже по другому проекту…

Как ни досадно, к выводам профессора Ф.Ф.Эрисмана, положенных в основу "Пояснительной записки к вопросу о водоснабжении г. Николаева" (1886), николаевцы вернулись только через десять лет. На заседании в Николаевском отделении Императорского русского технического общества по вопросу устройства водопровода в Николаеве, которое состоялось в 1894 году, говорили не только о потерянном времени и нереализованных возможностях, но и о необходимости бурения рекомендованных гигиенистом скважин, на которых с 1906 года базировался централизованный городской кольцевой водопровод.

Неизвестно, как бы развернулась история Николаева, если бы, с одной стороны, не состоялся приезд в Николаев профессора Ф.Ф.Эрисмана, а с другой – несвоевременность воплощения его замыслов в стратегическом кораблестроительном центре некогда великой империи…

Тарас Креминь

"Горожанин года"-2017

"Николаевский БазарЪ" в спецноминации "Летопись Николаева" Горожанин года

"СТАРЫЙ НИКОЛАЕВ"

Календарь на 2020 год!
В магазине "Нольга" на улице Б. Морская, 65 (угол ул. Соборной)!

Календарь 2020

Новое в фотогалерее

Николаевский БазарЪ на twitter