От прошлого через настоящее к будущему...

Выдающиеся морские гидрографы братья Манганари. Часть I.

Глобус – это первое изображение нашей планеты, с которым мы сталкиваемся еще в школе. Современный ребенок привыкает видеть карту Земли с мониторов своих компьютеров, используя программы, предоставляющие фотоснимки земной поверхности со спутников. Еще малышом, сидя в автомобиле, видит либо дорожный атлас, либо экран GPS-навигатора с готовым маршрутом по улочкам города или страны.

Нам, со всевозможными благами цивилизации, трудно представить, что когда-то человеку, отправляющемуся в далекий путь, необходимо было пользоваться либо проторенными дорожками, либо по Млечному пути и движению Солнца. И если еще с сухопутным перемещением и прибрежным это было не столь проблематично, то морские дали оставались опасными и непредсказуемыми.

Поставки дорогих специй, изысканных тканей и редких вин во многом зависели от опытных лоцманов и штурманов. Но опыт приобретался годами и карты берегов, течений и мелей были весьма грубы и неточны.

Средиземноморские побережья и атлантические берега Западной Европы осваивались быстро, а вот толчок развития морской картографии в России берет свое начало от Петра I.

В 1701 году император издает указ об учреждении «Математических и Навигацких, то есть мореходных хитростно наук учению», после которого открывается первая навигационная школа. В 1703 году, преподаватель этой школы Магницкий составил учебник «Арифметика» (один экземпляр этого учебника хранится в фондах Николаевского областного краеведческого музея. прим. авт). Третья часть книги носит заглавие «Обще о земном размерении, и яже мореплаванию принадлежит». В 1715 году старшие классы школы преобразовали в Морскую Академию.

1725 год — это год рождения Петербургской Академии Наук, где преподавали такие светила науки, как Леонард Эйлер, Даниил "Арифметика" МагницкогоБернулли, Михаил Ломоносов. Например, именно астрономические наблюдения и математическое описание движения планет Эйлера легли в основу высокоточных лунных таблиц для определения долготы. Гидродинамические исследования Бернулли позволили создать совершенные лаги для точного измерения скорости судна. Работы Ломоносова касались вопросов создания ряда новых навигационных приборов, послуживших прообразами приборов, которые используются и в настоящее время: курсопрокладчики, самописцы, лаги, кренометры, барометры, бинокли.

Екатерина II продолжила начинания Петра Великого, привлекая иностранных моряков и отправляя за границу лучших русских учеников, тем самым подняв уровень русского флота на небывалую высоту по меркам того времени.

Но точность карт была далека от совершенства. Одной из задач, стоявшей перед мореплавателями не только России, но и всего цивилизованного мира, была необходимость иметь максимально точные карты с лоциями

Но, как известно, войны способствуют прогрессу и именно события русско-турецкой войны 1768—1774 гг. стали одними из значимых в истории. В борьбу против Турции вступило много народов, в том числе греки. В благодарность за поддержку Екатерина II рескриптом от 28 марта 1775 года на имя графа Орлова «милостиво разрешила» грекам поселение в городе Керчь-Еникале и в Приазовье, с возможностью торговать во многих портах, а также, в зависимости от места поселения, предоставлялась отсрочка по налогам. Получив этот рескрипт, генерал-губернатор Г.А. Потемкин отправил его копию азовскому губернатору при ордере от 9 декабря 1775 года такого содержания:

«При семь препровождая къ вашему превосходительству копiю съ Высочайшего Ея Императорскаго Величества рескрипта къ графу А. Г. Орлову Чесменскому, содержащего все те положенiя, которыя благоугодно было Ея Императорскому Величеству принять подъ свой покровъ всехъ служащихъ въ войскахъ Ея въ Архипелаге — албанцевъ обще съ ихъ фамилiями. Основываясь на таковой воле того рескрипта имеете, ваше превосходительство, поступать во всемъ томъ, что касаться будетъ до поселенiя какъ въ Керчь, Еникале, такъ и въ Таганроге по берегу Азовскаго моря. О успехахъ заседенiя и обзаведенiя домостроительства ихъ меня уведомить».

И семьи греков, покинув Греческий Архипелаг, приняли русское подданство. Вначале они начали обустраивать свой быт на месте полуразрушенного города Керчь-Еникале, затем происходило заселенье азовских берегов до Таганрога. Те, кто состоял на военной службе, переезжали на места своих назначений: Евпатория, Збурьевка, Кинбурн...

Именно так началась история греческой семьи Манганари – семьи, которая своими потомками во многом прославила русский флот и сделала огромный вклад в картографию XVIII века.

Первые Манганари в Николаеве

Генеалогия МанганариБогатый греческий дворянин Панайота Манганари родился в 1759 году на о. Хиос Греческого архипелага. Его семья владела землями, садами и виноградниками, но война с турками нарушила размеренную жизнь и, сменив имя, Павел Михайлович покинул Грецию.

Разруха Керчь-Еникале не добавила оптимизма молодому Манганари, но сподвигла на поиск нового места для обустройства дальнейшей жизни в Крыму. Его выбор пал на Евпаторию – достаточно тихий, теплый, напоминающий утраченную родину, город. К этому времени Павел Михайлович женился на Александре Тимофеевне, которая была младше его на 12 лет. За всю их совместную жизнь у них родилось шестеро детей: Георгий (Егор) в 1796 году, Мария, Иван в 1802 году, Екатерина, Михаил в 1804 году и Анастасия. К сожалению, пока неизвестны места рождения детей, кроме Михаила, который родился в городе Евпатории, но благодаря этому виден путь, проделанный греческой семьей на пути в Николаев.

Согласно рескрипта Екатерины II, Павел Манганари по прибытию в Николаев, получил землю в Второй городовой части по улице Черниговской (ныне - улица Карла Либкнехта), где сразу же выстроил каменный дом. Это место и тогда было центром города – вскоре здесь была построена еврейская синагога, а на соседнем квартале (ныне – квартал улиц Адмиральская, Московская, Никольская, Карла Либкнехта) образовался так называемый «Греческий форштадт» - дома постоянно прибывающих в город богатых греков, в том числе и семья Андреаса Аркаса.

Павел Манганари тесно поддерживал связь с греческой диаспорой, о чем свидетельствует запись в завещании симферопольского дворянина, проживавшего в Николаеве, Павла Андруцати от 25.05.1817 г., в котором, одним из опекунов над его имением (душеприказчиком) он назначил дворянина Паниота (Панайота) или Павла Манганари, а дочерям последнего завещал 1000 рублей. Также он бережно чтил традиции своего народа и одной из традиций, которая была заложена в греках на генетическом уровне – это любовь к морю. На это опиралась и Екатерина II, учредившая в 1775 году в Санкт-Петербурге «Корпус чужестранных единоверцев» для детей знатных греков, выходцы из которого в дальнейшем проявили себя в армии, во флоте, в гражданской службе и в дипломатических миссиях.

Николаевское штурманское училищеСанкт-Петербург был далеко, а Павел Михайлович желал дать сыновьям хорошее образование и идеальным местом для воспитания настоящих моряков в то время было Николаевское штурманское училище. Но беспокойство о будущем своих детей ни на минуту не оставляло греческого эмигранта – он активно готовит документы для получения наследственного российского дворянства и в 1815 году официально становится дворянином.

Шли годы. Сыновья выучились и стали на путь великих свершений. О дочерях Павла совсем мало информации, но доподлинно известно, что старшая Мария осталась девицей, Екатерина вышла замуж и сменила фамилию на Всеволодову, а Анастасия связала себя узами брака с Лукьяновым.

После смерти Павла, дом на Черниговской, 8 перешел к его вдове Александре Тимофеевне, которая умерла 27 апреля 1863 в возрасте 92 лет, а затем к их детям – Михаилу Павловичу, Егору Павловичу, сыну Ивана Павловича - лейтенанту флотского экипажа Виктору Ивановичу, девице Марии Павловне, вдове Екатерине Павловне Всеволодовой и Анастасии Павловне Лукьяновой.

О Павле Михайловиче Манганари известно не очень много, но то, что он сумел привить своим потомкам такие черты, как благородство, честность, верность своим идеалам и фантастическое трудолюбие, говорит о том, что это был всесторонне развитый человек и очень дальновидный семьянин.

Егор Павлович Манганари

Яхта "Голубка"Старший сын Павла Михайловича Манганари, Георгий (Егор), родился в 1796 году уже в России. Решив связать свою судьбу с флотом, он остался верным этому решению до конца жизни, став примером для двух младших братьев. И первым шагом на пути к морской карьере стало поступление в Черноморское штурманское училище в городе Николаеве. 30 апреля 1809 года он первый раз примеряет форму ученика этого заведения и 8 лет посвящает изучению «русского и английского языков, фехтованию, арифметике, геометрии, тригонометрии, геодезии, астрономии, рисованию, черчению, употреблению карт и инструментов, навигации, закону Божьему, риторике, логике и др».

Показав себя способным учеником, Егор, 1 октября 1813 г. был произведен в штурманские помощники унтер-офицерского чина. А спустя два года, 1 октября 1815 г. - в гардемарины. И в этом звании он начинает свою морскую практику на Черном море.

Гардемарины, согласно уставу Петра I, должны были осваивать обязанности всех чинов на корабле. Большую часть времени они исполняли обязанности матросов, в остальное время изучали штурманское дело, обращение с пушками и управление кораблем, а на время боя были закреплены за пушкой, помогая канонирам.

Для того, чтобы получить первый офицерский чин – мичмана, гардемарин должен был выдержать экзамен по теории и практике. Егор успешно прошел это испытание и 18 февраля 1816 г. был произведен в мичманы.

Руководство заметило способного офицера и уже в 1820 г. Егор Павлович командует бригантиною «Волга». Затем под его командованием канонерские лодки в составе Дунайской флотилии, перешли из Николаева в Измаил, а уже оттуда в Днестровский лиман и в Килию. Спустя год, 22 апреля 1821 г., Манганари был произведен в лейтенанты.

Карта Днепровского лимана и р. БугВ 1825 г. Егора Павловича назначают командовать бригом "Николай", где он начинает производить опись Днепровского лимана и р. Буг. Именно в этот период проявились выдающиеся способности молодого лейтенанта в области картографии, что и определило его дальнейшую жизнь, так как российскому флоту катастрофически не хватало точных карт морей, судоходных рек и их берегов.

Руководство оценило высокую работу Егора Манганари, за что он и был награжден орденом Св. Анны 3-й степени. И уже как опытному гидрографу ему было поручено произвести опись Азовского и Черного морей. При этом он продолжал командовать бригом «Николай» до 1827 года, после чего его назначили командиром яхты «Голубка».

Десять лет Егор Павлович занимался составлением лоций этих двух морей, одновременно с этим принимая участие в русско-турецкой войне 1828-29 гг. За отличную службу он был произведен в капитан-лейтенанты, с назначением в 40-й флотский экипаж и 18 декабря 1829 г. награжден орденом Св. Владимира 4 степени. Спустя три года, в 1832 г., за составление лоций Азовского и Черного морей был единовременно награжден денежным поощрением – 750 рублей.

Егор Павлович Манганари не прекращал проводить гидрографические работы и в зоне военных конфликтов на Кавказе. С 1833 по 1834 годы он находился у Черноморского побережья, участвуя в войне против горцев, за что и был награжден орденом Св. Станислава 2-й степени.

По мере составления лоций, готовые карты не лежали "мертвым грузом" на яхте «Голубка». Помимо составления генеральной карты Черного моря, Манганари и его помощники составляли карты почти всех берегов моря для личных заказов. В частности, за карты турецких берегов, в 1835 году турецкий султан Махмуд II, пожаловал Егору Манганари бриллиантовый орден Нишан-Ифтихар.

Атлас Черного моря Егора Манганари1 января 1837 г. Е. Манганари был произведен в подполковники корпуса флотских штурманов и в течение последующих двух лет руководил группами, составляющих описания Черного моря, Днепровского лимана, рек Буг и Дунай.

К 1838 году Манганари уже имел на руках детальное описание Азовского и Черного морей и карты с нанесенными населенными пунктами, береговыми линиями, глубинами, морскими течениями, направлениями фарватеров, якорными местами для больших судов, места мелководий и места «дурных» грунтов, а также отличительные вершины гор, удобные для пеленгов и многое другое. И Егор Павлович принимает решение о целесообразности составления морского атласа навигационных карт. Это необходимое во всех отношениях издание всецело поддержал адмирал М.П. Лазарев, будучи на тот момент главным командиром Черноморского флота и портов. Егор Павлович получил разрешение гравировать морские карты для атласа в Гидрографическом департаменте (г. Санкт-Петербург).

Период ожидания подтверждения из Морского министерства ознаменован для Егора Манганари двумя событиями: 12 апреля 1839 года ему присвоено звание капитана 2 ранга (со старшинством с 2 апреля 1837 года) и 6 декабря 1839 года - произведен в капитаны 1 ранга с награждением прибавочным жалованьем по 1000 рублей ежегодно.

В 1840 году Егор Павлович на два года переезжает в г. Санкт-Петербург для гравировки карт атласа Черного и Азовского морей, который состоял из 26 листов с таблицами:

1.    Генеральная карта Черного моря;
2.    От Очакова до Одессы;
3.    От Одессы до мыса Херсонеса;
4.    От мыса Херсонеса до Тамани;Генеральная карта Черного моря, 1836 год.
5.    От мыса Таклы до реки Риона;
6.    От мыса Язона до реки Риона;
7.    От мыса Керемпе до мыса Язона;
8.    От Константинопольского пролива до мыса Керемпе;
9.    От мыса Калиакры до Константинопольского пролива;
10.  От Одессы до мыса Калиакры;
11.  Ак-мечеть, Евпатория и Севастополь;
12.  Балаклава, Ялта, Алушта, Феодосия;
13.  Керчь-Еникальский пролив и Анапа;
14.  Новороссийск, Геленджик и Сухум-Кале;
15.  Рейд при реке Мезюмта, Батум и Вона;
16.  Ризо, Требизонд, Платана и Уние;
17.  Самсун, Синоп, Керзе и Ак-лиман.
18.  Амастро, Пендерекли, Мидия и Инада;
19.  Пролив Константинопольский;
20.  Бургас и Варна;
21.  Кюстендже, Сулимские и Килийския гирлы;
22.  Днестровский лиман;
23.  Днепровский лиман;
24.  Западная часть Днепровского лимана;
25.  Река Буг;
26.  Генеральная карта Азовского моря и рейд Бердянск.

Егор Павлович Манганари при наименовании мысов и берегов использовал названия, взятые у древних авторов, за что ему до сих признательны историки многих стран. Но вместе с тем современники Манганари иногда ставили в укор гидрографу использование во многих случаях народных названий селений, городов и мысов. Например, в таблице 4 – Партеница вместо Парфенит, мыс Никитин вместо Никита, Ялты вместо Ялта; в таблице 5 – Гагры вместо Гагра и т.д.

Уникальности этому атласу добавили 16 листов с видами всего Черноморского побережья, снятые с натуры академиком А.Я. Кухаревским. Работы по гравировке этих картин выполняли английские граверы. Все это в целом сделало атлас Манганари наивысшим достижением в картографии того времени, а его автор получил признание не только в России, но и в мировом сообществе. Атлас Егора Павловича оставался актуальным до начала 20 века с небольшими поправками, добавленными уже в последующие годы другими гидрографами, что говорит о необыкновенно точной для того времени проделанной работе в условиях непредсказуемости погодных условий и военных конфликтов на протяжении морских исследований.

Честь первому издать атлас Черного и Азовского морей в 1841 году досталась ЧерноморскомуАтлас Черного моря Егора Манганари гидрографическому депо в Николаеве. В том же году Егор Павлович Манганари был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени за выслугу (25 лет) в офицерских чинах, а в 1842 году к наградам добавился Высочайше пожалованный бриллиантовый перстень - за проделанный труд по составлению полного атласа.

В период с 1843 по 1845 г. Манганари находился в родном Николаеве при гидрографическом депо и контролировал издание своего атласа. Не только видные российские государственные деятели получили в подарок этот замечательно оформленный морской атлас, но и зарубежные главы государств, в частности, турецкий султан с благодарностью принял подарок. Спустя два года после издания адмирал М. П. Лазарев писал своему другу А. А. Шестакову: «Утвердительно могу сказать, что подобного у нас в России еще не бывало. Чего другого, может быть, не успею сделать, но атласом похвалюсь, что кончен. Между прочим, он прекрасно иллюстрирован великолепно выполненными рисунками берегов моря, которые в полном объеме можно использовать и сегодня. Такое качество, как мы считаем, связано с тем, что опись анатолийских берегов и капитан-лейтенант Е. Манганари, и лейтенанты Г. Бутаков и И. Шестаков проводили совместно с турецкими гидрографами».

Также в анналах истории остались свидетельства того, что Егор Павлович отправил один экземпляр декабристу Николаю Бестужеву в Сибирь, что говорит о большом уважении к человеку, написавшему в 1822 году знаменитый труд «Опыт истории российского флота».

В 1846 году Манганари снова выходит в Черное море для продолжения работ по гидрографии и до 1848 года командует фрегатом «Агатополь», а затем и всей Дунайской флотилией.

6 декабря 1849 года, Егор Павлович после присвоения ему чина генерал-майор корпуса флотских штурманов, назначается директором черноморских и азовских маяков. Этот период в истории русской навигации определяется как один из самых важных – частичная перестройки деревянных и каменных маяков на чугунные и железные. Также начинался переход на френелевскую систему освещения и установка дополнительных сигнальных аппаратов.

Почти семь лет отдал маячному хозяйству Егор Павлович. Благодаря его опыту и Черноморский и Азовский бассейн пополнился новыми маяками, что увеличивало на порядок не только безопасность судоходства, но и во многом способствовало удачным морским действиям на арене Крымской войны 1853-1856 г. С 23 июля 1856 года Егор Павлович назначен состоять по адмиралтейству.

Но годы беззаветной преданности своему делу, суровость морских походов, участие в войнах не прошли для генерал-майора Манганари бесследно. 28 июня 1857 года он выходит в отставку по состоянию здоровья.


Рассказывая о почти полувековой морской службе, нельзя обойти вниманием и личную жизнь Егора Павловича Манганари.

Город Николаев стал для знаменитого гидрографа не только отправной точкой к нелегкому пути военного, но и той гаванью, в которую стремится любой моряк. Здесь жили его родители и близкие друзья, помнившие свои греческие корни. Здесь его ждали жена и дети.

Женился Егор Павлович приблизительно в 20-е годы XIX века на Ксении (Аксинье) Ивановне, которая была младше мужа на 14 лет. За годы супружества у них родилось четверо детей – Павел, Надежда, Даниил и Любовь.

Проживало семейство Егора Павловича в доме родителей на Черниговской, 8. Этот большой дом стал для его детей местом, где с детстваДом Манганари, Черниговская, 8. воспитывались любовь к греческим корням, к морю и где слова «честь и долг» не были пустым звуком.

Работая над описями морей, лиманов и рек, Егор Манганари понимал, что пройдет время, окончатся для него морские путешествия и за шумом улиц города он не услышит шум речных волн. Мечты Егора Павловича сбылись – описывая реку Буг, ему приглянулось живописное место на правом берегу реки, всего в 20 верстах от Николаева. И вскоре он становиться владельцем села Малая Дереклея в Одесском уезде.

После увольнения со службы, Егор Павлович всецело отдался управлению своим небольшим владением. Одной из статей дохода в Малой Дереклее было выращивание коз. Стоит подчеркнуть, что в некоторых источниках объясняется, почему Малая Дереклея имела и другое название, впоследствии ставшее официальным – Козырка. Якобы от того, что там имелись обширные стада коз и кошары, в которых они содержались. Но есть и другая версия – до Манганари владельцем Козырки был знаменитый капитан-лейтенант А.И. Казарский, от видоизмененной фамилии которого и произошло название топонима.

Но меньше всего Егор Павлович был озабочен названием своего владения, так как с огромным рвением начал осваивать производство сыра и, вполне вероятно, козьего.

Этот нюанс жизни отставного генерал-майора стал известен благодаря воспоминаниям Николая Платоновича Карабчевского (судебный оратор, адвокат, писатель и общественный деятель, уроженец города Николаева).

Николай Платонович был племенником Софии Петровны Аркас, жены адмирала Николая Малая Дереклея И БогдановкаАндреевича Аркаса. В начале 60-х гг. XIX века Аркас покупает имение Богдановка (ныне – Старая Богдановка). Перед оформлением сделки, Николай Андреевич выехал в Богдановку, прихватив с собой и свою семью, и семейство Карабчевских. И уже со слов очевидца тех событий, описавшего это в своей книге «Что глаза мои видели»: «Мы пробыли в общем три дня в Богдановке. Николай Андреевич почти все время где-то пропадал, осматривая с управляющим в подробностях все имение. Он сделал также визит соседнему помещику, престарелому адмиралу Манганари, которого знал и раньше. От него он вывез большой круг какого-то сыра, которым очень гордился хозяйственный адмирал, так как он завел у себя сыроварню и лично наблюдал за изготовлением своего «голландского сыра». Когда его взрезали и тетя Соня и мама, по настоятельному предложению Николая Андреевича, попытались его попробовать, они тотчас же приказали вынести этот сыр вон из столовой, до того запах его был невыносим».

Десять лет после отставки Егор Павлович Манганари занимался своим имением, но к сожалению, подорванное здоровье давало о себе знать и 2 августа 1868 года на 71 году жизни перестало биться сердце этого необыкновенного человека и великого гидрографа. Отпевали Егора Павловича в Греческой церкви в Николаеве. На похороны собрались не только родственники, друзья, представители греческой диаспоры, но и те, кто преклонялся перед огромной самоотдачей этого талантливого мореплавателя. Похоронили Егора Павловича Манганари на городском кладбище. К сожалению, могила великого исследователя морей не сохранилась, в отличие от его творения – «Атлас Черного и Азовского морей», который навечно вписал его имя в мировую историю.

Потомки Егора Манганари

Дети Егора Павловича также связали свою жизнь с Николаевом – дочери вышли замуж в родном городе, а сыновья пошли по стопам отца и выбрали морскую службу.

Старшая дочь Надежда родилась в Николаеве в 1836 году и вышла замуж за капитан-лейтенанта 2-го учебного морского экипажа Василия Кирилловича Станиславского. В 1853 г. у них родился сын Григорий, а в 1856 г. сын Иван. Восприемниками были ее родная сестра, Любовь Егоровна и родной дядя по отцу, Михаил Павлович Манганари.

Младшая дочь Егора Павловича, Любовь, родилась в 1840 году. 16 января 1859 года в Гимназической церкви состоялось венчание Любови Егоровны и корпусного гевальдигера 5-го пехотного армейского корпуса майора Ивана Степановича Калакуцкого.

Сын Егора Манганари, Павел, названный в честь деда, тоже выбрал нелегкий путь военного. 8 июля 1836 года его производят в гардемарины Черноморского флота, после чего он два года плавает у крымских берегов на яхте «Голубка» под руководством дяди, Михаила Павловича Манганари, где обучается тому, чем прославился его отец – гидрографии. 1 января 1839 года он становитсяПослужной список Даниила Егоровича Манганари мичманом, с назначением в Балтийский флот. На шхуне «Снег» участвует в описи финляндских шхер. Холодный климат не подошел молодому офицеру и в 1840 году его переводят назад, в Черноморский флот, но, к сожалению, вскоре Павел Егорович умирает и из списков его исключают 18 июня 1841 года.

Второй сын Егора Павловича, Даниил, родился в 1839 году и свою службу начал, как и его отец и брат в Черноморском флоте.

4 июля 1850 года он становится юнкером корпуса морской артиллерии 1-го разряда, с назначением в 43-й флотский экипаж, а 16 апреля 1852 года – поступает в школу флотских юнкеров в Николаеве. 6 мая 1853 года, в чине мичмана на корабле «Ягудиил» патрулирует Черное море. С 1855 по 1856 годы, Даниил Егорович, находился при Николаевском порте, а следующие два года – на винтовой шхуне «Новороссийск». В чин лейтенанта был произведен 17 апреля 1860 года, но уже 7 ноября был уволен со службы.

К сожалению, в архивах не найдены пока сведенья о семейной жизни сыновей Егора Манганари – молодость и постоянная служба могли и не дать возможности продлить род, но история уже почти два века хранит эти имена для благодарных потомков.

Продолжение следует...

Авторы статьи: Игорь Гаврилов, Светлана Крыщенко (2013 г.)

Этот день в истории Николаева:

Даты до 1917 года указаны по старому стилю

1929:

В Николаев прибыл участник Парижской Коммуны Густав Инар

Николаевский БазарЪ на twitter