От прошлого через настоящее к будущему...

Потомки адмирала Грейга: николаевский след. Часть I.

Окунаясь в историю родного города, нельзя обойти вниманием такую легендарную личность, искусного флотоводца и рачительного управленца, как Алексей Самуилович Грейг. До недавнего времени николаевцы не слишком были осведомлены о его роли в строительстве и развитии не только нашего города, но и парусного кораблестроения в целом. Благодаря книгам профессора Ю.С. Крючкова мы наконец-то смогли узнать о его рождении, учебе в Англии, свершениях на морских просторах,  его предках, семье и потомках. Казалось бы, что еще можно было добавить к этому нового? Но, иногда, Ее Величество История делает неожиданный ход и открывает интересные, доселе неведомые факты из прошлого…

Алексей Самуилович Грейг (1775-1845), находясь на посту Главного командира Черноморского флота, по крайней мере, первые десять оставался холостяком. Но уже в середине 20-х годов XIX в.  женой адмирала становится Юлия Михайловна Сталинская (1800–1881). И до настоящего времени, достоверно неизвестно, когда же точно состоялось это бракосочетание. [1,672]  В одном из источников указывается дата 30 ноября 1824 г., а также говорится о том, что Юлия Михайловна была женой католика и после смерти первого мужа, взяла снова девичью фамилию [2,181-182]. Также указывается, что брак был зарегистрирован в протестантской церкви, но, как известно, в Николаеве на тот момент не было лютеранского храма. «Поскольку лютеранского пастора найти было нелегко, лютеране нередко обращались к православным священникам для отпеваний, крестин и венчаний. С 1820 г. пастор Бёттигер из Одессы обслуживал приход в Николаеве вначале как находящийся просто по соседству, а позднее в качестве суперинтенданта. <…> 6 октября 1824 г. в г. Николаеве впервые собрались ответственные церковные лица евангелическо-лютеранского прихода. Учитывая, что <…> вице-адмирал Грейг проявляет столь ревностную заинтересованность в строительстве лютеранской кирхи, а также столь деятельно участвует во всех делах данного прихода, Конвент собравшихся постановил смиренно просить его вселюбезнейше согласиться взять на себя обязанности патрона и покровителя данного прихода. <…>. Поскольку конвент особенно озабочен скорейшим привлечением в приход священнослужителя, то суперинтендант Бёттигер обрадовал присутствующих сообщением, что уже начиная с 11 июня 1821г. Высочайше утверждено содержание проповедника на г.Херсон размером в 1200 рублей. Суперинтендент пообещал, что он позаботится о том, чтобы данный проповедник был расквартирован в Николаеве, особенно учитывая то обстоятельство, что Его Превосходительство господин вице-адмирал изволил распорядиться, дабы в ожидании завершения [строительства] нового храма под богослужебные нужды был приспособлен так называемый Молдаванский дом» [3,18]. На основании вышеизложенного можно сделать предположение, что венчание мог произвести протестантский священник, а свидетельство было выдано позже, в 1833 г.

В генеалогическом справочнике В.В. Руммеля и В.В. Голубцова отмечено, что в период с 1827 по 1835 гг. от союза Юлии Михайловны и Алексея Самуиловича появилось на свет три сына и три дочери [4,222]. Однако, в результате работы в Николаевском областном архиве, в метрической книге Кладбищенской церкви обнаружена запись: «Умер от тифа отставной подполковник Алексей Алексеевич Грейг 20 марта 1876 г. в возрасте 53 лет» [5]. Фамилия для Николаева очень известная, но достаточно редкая. Простейший математический расчет показал, что Алексей Алексеевич Грейг мог  родиться  в 1825 г.  В книге А. Фулертона и Ф. Ярмухамедовой «Фамилия Грейг в России», изданной в США, мы находим генеалогическую таблицу, где первым сыном Алексея Самуиловича Грейга записан «Alexis A. Greig 1825-1876» [2,таблица]. Открытие было неожиданным, и на его основе рождались догадки: кто он -  приемный сын, сын от первого брака Юлии, но усыновленный адмиралом, и другие невероятные попытки объяснения причин того, что никто не знал о его существовании. Продолжая переводить книгу американских историков, выясняем, что: «Вице-адмирал Алексей Алексеевич Грейг (с чином авторы американской монографии немного ошиблись – последним адмиралом в роду так и остался его отец Алексей Самуилович Грейг – авт.) родился приблизительно в  1825 году и умер, не оставив завещания, приблизительно в 1876 году. Он был третьим поколением российских адмиралов из рода Грейгов. Отличился при осаде Севастополя во время Крымской войны 1853-1856 гг. против сил Великобритании, Франции, Турции и Сардинии, но Митчелл сообщает, что на адмирала Грейга пала тень подозрения относительно его решения участвовать в военных действиях против его соотечественников. Он умер,  не поддерживая никаких отношений с другими членами семьи Грейг, и мы знаем  о нем очень мало» [2,28].

Это и стало одним из доказательств того, что найденная запись в метрической книге относится к первенцу адмирала - Алексею. Благодаря этому открытию, была обнаружена удивительная закономерность в том, как адмирал и его супруга называли своих детей. Первые сын и дочь – Алексей и Юлия, вторые – Самуил и Сарра (в честь родителей Алексея Самуиловича), третьи – Иван и Евгения (младшие брат и сестра Алексея Самуиловича). Эта «грейговская» традиция частично сохранялась и в последующих поколениях.

Исходя из вышеизложенного, попробуем проследить биографию первого сына адмирала А.С. Грейга на основе доступных нам, на данный момент, исторических источников.

Алексей Алексеевич Грейг родился в Николаеве около 1825 г. В 1833 г. адмирала Грейга назначают членом Государственного Совета и он с семьей, которая тогда насчитывала уже шестерых детей - Алексея, Самуила, Юлию, Ивана, Василия и Сарру, переезжает в Санкт-Петербург.  Далее, в «Прибавлениях к Санкт-Петербургским ведомостям», в № 216 от 25 сентября 1840 г. находим: «Пажеский Его Императорского Величества Корпус имеет честь известить родителей и родственников нижепоименованных пажей, что на вакансии, открывшиеся ныне в Пажеском Корпусе, Государь Император Всемилостивише соизволил назначить следующих пажей, кандидатов сего Корпуса - по экстренной вакансии: экстерна Алексея Грейга и Самуила Грейга, сыновей адмирала» [6]. Это была огромная честь, так как Пажеский корпус это - самое элитное учебное заведение императорской России. В соответствии с правилами, введенными при императоре Николае I, в пажи зачислялись только дети военных или гражданских чиновников первых трех классов (не ниже генерал-лейтенанта или тайного советника). Зачисление в Пажеский корпус производилось только по Высочайшему повелению. Обучение длилось семь лет, в том числе два года в специальных классах. Пажи, не удовлетворявшие требованиям перевода в специальные классы, увольнялись с правами окончивших военные гимназии. Окончившие специальные классы разделялись на четыре разряда по итогам обучения и выпускались в офицеры: 1-й разряд - подпоручиками и корнетами в гвардию с получением на обмундирование 500 рублей; 2-й разряд - подпоручиками или корнетами в армейские части с одним годом старшинства и получением на обмундирование 225 рублей; 3-й разряд - теми же чинами в армию без старшинства с получением на обмундирование 225 рублей; 4-й разряд - унтер-офицерами в армию на шесть месяцев с дальнейшим производством в офицеры при наличии в части вакансии.

Воспитанники корпуса делились на интернов, воспитывающихся на полном казенном иждивении, и экстернов, за которых уплачивается по 200 рублей в год [7,89,98].

По возрастной причине или же по причине неуспеваемости, Алексей Алексеевич выпускается из корпуса в 1842 г., проучившись всего два года, тогда как его брат Самуил отучился положенные пять лет. В «Материалах Пажеского корпуса» Г.Милорадовича есть запись о выпуске: «1842 год. Грейг 1-й, Алексей – [выпущен] конно-артиллерийскую легкую №14 батарею прапорщиком… 1845 год. Грейг 1-й, Самуил Алексеевич - [выпущен] лейб-гвардии, в конный полк корнетом.» [7,192,196].

После этого, вплоть до 1860 г. Алексей Алексеевич теряется из виду. Где и в каком чине он был в период Крымской войны 1853-1856 г. – пока неизвестно.

Первая заметка о его николаевской жизни датируется декабрем 1860 г., где в списках на выдачу квартирных денег обер-офицерам херсонской крепостной артиллерии, находящихся при складах артиллерийского имущества в г. Николаеве, говорится о том, что холостому капитану Грейгу положено выплатить 1 руб.71 ½ коп. за период с 15 декабря 1860 г. по 1 января 1861 г. Следовательно, капитан Грейг прибыл в Николаев и был прикомандирован к складам не позднее 15 декабря 1860 г. [8].

Далее мы находим такие же требования о выплате со списками, за январь, февраль и май 1861 г., а уже за июнь этого же года, требование составлено лично Алексеем Алексеевичем Грейгом, заведующим артиллерийскими складами. Повышение его по должности объясняет документ от 7 августа 1861 г.: «По указу Его Императорского Величества, отношение г. Николаевского Коменданта от 28 июня за № 646 в котором прописывает, что заведующий здесь складом артиллерийского имущества херсонской крепостной артиллерии поручик Чемоданов по сдачи склада в ведение полевой артиллерии капитана Грейга, отправляется 1 августа по распоряжению от начальства к месту службы своей в г. Херсон...» [9]. В качестве заведующего складами Грейг подавал списки на квартирные деньги до сентября 1861 г. [10], а также 30 ноября 1863 г. в рапорте на имя военного губернатора просит о выдаче открытого листа для сопровождения подвод с нижними чинами крепостной артиллерии в г. Херсон [11].

А.А. Грейг довольно быстро завел знакомства, друзей в городе, который он должен был еще помнить по своему детству. В то время у многих николаевцев сохранилась добрая память о его отце, и к сыну бывшего военного губернатора и Главного командира относились с должным уважением и вниманием. К 1862 г. у него уже определился круг близких приятелей – для их детей он много раз становился крестным отцом. Это свидетельствует о большом доверии к А.Грейгу со стороны сослуживцев и горожан.

В метрических книгах Гимназической, Новокупеческой и Госпитальной церквей были найдены одиннадцать записей за период с 1862 по 1867 гг. об его участии в крещении детей:

1. «17 июня 1862 г. родилась дочь Ольга у ведомства кременчугской комиссариатской комиссии, отставного штабс-капитана Петра Александровича фон Кепинга и жены его Леокадии Иосифовны. Восприемниками были: полевой артиллерии капитан Алексей Алексеевич Грейг и умершего коллежского регистратора Николая Павловича Новикова дочь Евдокия» [12].       

2. «27 декабря 1863 г. родилась дочь Феодора у уволенного от службы капитана Льва Никитича Василенко и его жены Евгении Иосифовны. Восприемниками были: прикомандированный к николаевской крепостной артиллерии, 18-й полевой артиллерийской бригады капитан Алексей Алексеевич Грейг и отставного коллежского асессора Иосифа Ивановича Шипулинского дочь Анна» [13].

3. «10 ноября 1864 г. родилась дочь Екатерина у отставного штабс-капитана Петра Александровича фон Кепинга и жены его Леокадии Иосифовны. Восприемниками были: отставной подполковник Алексей Алексеевич Грейг и дочь штабс-ротмистра Елизавета Ивановна Забелло» [14].

4. «22 декабря 1864 г. родился сын Николай у отставного капитана Льва Никитича Василенко и его жены Евгении Иосифовны. Восприемниками были: полевой артиллерии отставной подполковник Алексей Алексеевич Грейг и отставного коллежского асессора Иосифа Ивановича Шипулинский дочь Анна» [15].

5. «26 января 1865 г. родился сын Аркадий у отставного подполковника Апполона Гавриловича  Горюшкина и его жены Екатерины Карповны. Восприемниками были: отставной подполковник Алексей Алексеевич Грейг и коллежского регистратора Леонтия Ольшевского жена Параскева Прохоровна» [16].

6. «5 марта 1865 г. родился сын Константин у писаря комиссариатской части николаевского порта Никифора Кузьмича Алексеева и жены его Пелагеи Арсеньевны. Восприемниками были: отставной подполковник Алексей Алексеевич Грейг и поручика Езерского жена Акилина Петровна» [16].

7. «13 сентября 1865 г. родился  Константин, подкидыш николаевскому купцу Евдокиму Расторгуеву. Восприемниками были: отставной подполковник Алексей Алексеевич Грейг и купца Расторгуева жена Параскева Антиповна» [16].

8. «8 ноября 1865 г. родила незаконно дочь Екатерину николаевская мещанка Матрона Степановна Степанова. Восприемниками были: отставной подполковник Алексей Алексеевич Грейг и николаевская мещанка Мария Степанова» [16].

9. «24 апреля 1866 г. родилась дочь Вера у отставного штабс-капитана Петра Александровича фон Кепинга и жены его Леокадии Иосифовны. Восприемниками были: отставной артиллерии подполковник Алексей Алексеевич Грейг и дочь майора Елизавета Ивановна Забелло» [17].

10. «16 августа 1866 г. родилась дочь Надежда у Херсонской губернии и уезда, села Дымовка священника Петра Ивановича Гусакова и его жены Александры Петровны. Восприемниками были: отставной подполковник Алексей Алексеевич Грейг и коллежского советника Апполона Васильевича Харламова дочь Мария» [17].

11. «25 мая 1867 г. родилась дочь Клавдия у отставного подполковника Апполона Гавриловича Горюшкина и жены его Екатерины Карповны. Восприемниками были: отставной подполковник Алексей Алексеевич Грейг и лекарского помощника Леонтия Ольшевского жена Параскева Прохоровна» [18].

Интересна еще одна запись из метрической книги Старокупеческой церкви: «8 ноября 1867 г. по разрешению Его Высокопреосвященства просвящен Святым крещением и именем Михаил, Гродненской губернии г. Слоним еврей Берко Мовшевич Вайнберг, 23 лет. Восприемниками были: отставной подполковник Алексей Алексеевич Грейг и священника Григория Михайловского жена Мария Феликсовна» [19]. Тем самым, он повторил то, в чем приняла участие его мать тридцать семь лет назад и что зафиксировано в рапорте от 15 июня 1830 г. настоятеля Адмиралтейского Собора обер-священнику Армии и Флота, о переходе из иудаизма в православие и крещении николаевского мещанина Мейера Шпильберга, где восприемниками были адъютант адмирала Грейга капитан-лейтенант Вавилов и жена Грейга – Юлия Михайловна. [20].

Благодаря этим записям, мы смогли определить, что Алексей Алексеевич был прикомандирован к николаевской крепостной артиллерии из 18-й полевой артиллерийской бригады [13], а также то, что к ноябрю 1864 г. он вышел в отставку [14].

Но не только этим ограничились находки о жизни сына Алексея Самуиловича Грейга в Николаеве. В Государственном Архиве Николаевской области были найдены три дела, касающиеся его жизни и службы.

Первое дело содержало переписку  Херсонского губернского правления, николаевского военного губернатора Б.А. Глазенапа и николаевского полицмейстера  В. М Карабчевского по делу капитана Алексея Грейга с дворянкой Холодковской [21]. Б.А.Глазенап в апреле 1865 г. отправляет письмо под номером № 1067 в николаевскую полицию: «Вследствие отношения Херсонского губернского правления, предлагаю городской полиции немедленно исполнить требование его от 10 августа 1863 г. за №6670 по делу о объявлении капитану Грейгу указа Правительствующего Сената от 17 июня того же года на №3095 и с последующим мне донесением.» [21]. 29 мая 1865 г. за № 4927 от николаевской городской полиции поступил рапорт николаевскому военному губернатору: «Присланный при предписании Херсонского Губернского Правления указ Сената от 17 июня 1863 г. за №3095, по делу капитана Алексея Грейга с дворянкой Холодковскою г. Грейгу за распискою объявлен, и вместе с сим представлен в губернское Правление. О чем Вашему Превосходительству в последствии предписания от истекшего апреля за №1067 городская полиция донести честь имеет. Полицмейстер подполковник Карабчевский.» В свою очередь военный губернатор 7 июня 1865 г. за №1630 отвечает в Херсонское губернское правление об исполнении их указа [21]. К сожалению, это дело содержало минимум информации – ни расписки Грейга, ни места его проживания, ни того, по какому же вопросу был издан указ Сената, ни имени и места жительства дворянки Холодковской. За исключением того, что было найдено в делах николаевской полиции и записано на полях документа карандашом – предписание полицейским приставам о поиске Грейга давали только в две части – Московскую и Одесскую, то есть полицмейстер на тот момент был уверен, что Грейг должен проживать в этих частях города [21, 22]. К сожалению, в Херсонском архиве отсутствуют дела Херсонского губернского правления за этот период. Отрабатывая поиск по вышеописанному делу, была найдена запись в «Описи дел Николаевской городской полиции за 1865 г.»: «12 июня 1865 г., №49 «Об истребовании от отставного подполковника Грейга росписи в получении им от казны денежного довольствия» [25]. Даты указывают на то, что после объявления указа Сената, полицейским уже было известно точное место жительства Грейга.

Намного больше информации содержало второе дело о взыскании денег за пожалованный орден. В 1864 году, в возрасте 40 лет, в чине подполковника, капитан Алексей Алексеевич Грейг ушел в отставку. Причиной ухода на пенсию  вероятнее всего было состояние его здоровья. И в том же году Грейгу был пожалован орден Святого Станислава 3-й степени, который являлся самым младшим в порядке старшинства российских орденов и был наиболее распространенной наградой. Его получали практически все, прослужившие установленные сроки и имевшие классные чины, государственные служащие — военные и статские: «515. Право на награду орденом Св. Станислава вообще предоставляется всем тем из верноподданных Российской Империи и Царства Польского, кто преуспеянием в Христианских добродетелях или отличной ревностию к службе на поприще военном, как на суше, так и на морях, или гражданском, или же и в частной жизни, совершением какого-либо подвига на пользу человечества, или общества, или края, в которых живет, или целого Российского государства, обратит на себя особенное внимание ИМПЕРАТОРСКОГО И ЦАРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА <…> 528. Со всякого лица, пожалованного орденом Св. Станислава, определяется единовременно денежный взнос в Капитул Орденов на дела богоугодные, в следующем количестве: по первой степени сто двадцать рублей, по второй тридцать рублей, по третьей пятнадцать рублей.» [26]. У состоящих на службе удержание за орден производилось – «530. <…> с чиновников и других лиц, состоящих на службе, их начальствами, вычетом из получаемого каждым жалованья, из третного при первой выдаче оного, а из месячного в течение первых месяцев от вручения орденского знака»[26]. Если же награждаемый был уже в отставке, то «531. С отставных чиновников и вообще с лиц не служащих взыскание единовременных по ордену Св. Станислава денег возлагается на Губернские и Областные Правления, по месту жительства каждого» [26]. Получив орден, отставной подполковник Грейг обязан был внести 15 рублей, но не сделал этого, что привело к длительной переписке между Одесским военным округом, командиром николаевской крепостной артиллерии, николаевским военным губернатором, николаевской городской полицией и симферопольским уездным полицейским управлением.

«21 декабря 1868 г. №1868 г. №11090. Одесский военный округ. Командиру николаевской крепостной артиллерии. 22-го минувшего сентября за №8189 от меня предписано донести взысканы ли и куда сданы деньги 15 руб.сер. за пожалованный в 1864 году капитану той крепостной артиллерии Грейгу, орден Св.Станислава 3-й степени. Как по обстоятельствам этого дела пришлось спросить упомянутого офицера, который уволен от службы подполковником <…> требование от 2-го октября за №4583.» [23]. Далее в розыске и уплате денег принимает участие николаевская городская полиция.  В рапорте военному губернатору находим интересные подробности.

Приводим рапорт полностью: «12 мая 1869 г. Николаевская городская полиция. Господину николаевскому военному губернатору. Рапорт. В следствии требования командира Николаевской Крепостной Артиллерии от 2 октября 1868 г. за №4583 в число следуемых с отставного Подполковника Алексея Грейга за пожалованный ему орден Св.Станислава 3-й степени денег 15 руб, удержано из числа возвращенных при указе Херсонской Палаты Гражданского суда от 21 февраля сего года за №2244, принадлежащие Грейгу в возврат 8 руб. 72 коп. – 6 руб. 72 коп., которые вместе с сим препровождены к Командиру Николаевской Крепостной Артиллерии, при отношении за №2794, а остальные 2 руб. обращены в доход казны, на пополнение недоимки гербовых пошлин, числящийся на Грейге, о довзыскании же остальных 8 руб. 28 коп., подлежащих за пожалованный Грейгу орден, как Грейг ко взносу таковых наличностью оказался неимущим, что подтвердилось присяжным дознанием сего числа сообщено в Симферопольское Уездное Полицейское Управление по нахождению имения Грейга, заключающегося в двух участках виноградника в Симферопольском уезде при урочище Магарач.» [23].

Переписка по данному вопросу затянулась на девять месяцев. 1 октября 1870 г., Одесский военный округ обратился к николаевскому военному губернатору с просьбой прекратить это дело в виду того, что издержки на переписку превышают сумму, необходимую для погашения взноса за орден, пожалованный Грейгу [23]. Но николаевская полиция продолжала проводить тщательное расследование, отправляя запросы в другие полицейские управления, а также предпринимая шаги по выяснению текущего состояния дел у Алексея Алексеевича Грейга. Результатом этого стал рапорт от 24 октября 1870 г. в адрес николаевского военного губернатора: «… городская полиция имеет честь донести, что отставной подполковник Алексей Грейг в г. Николаеве никакого движимого и недвижимого имущества не имеет и пенсии не получает; принадлежавшее же ему в первом стане Ялтинского уезда имения, заключавшееся в 2-х виноградных участках, по распоряжению Таврического Губернского правления продано с публичного торга, на пополнение долгов, а посему взыскать с подполковника Грейга упомянутые 8 р.28 коп., не представляется никакой возможности.» [23].

Наиболее любопытным и неоднозначным оказался третий документ - «Дело о взыскании денег с великобританского консула Г.В. Стивенса в пользу подполковника Грейга». В тот период Главным командиром Черноморского флота и портов был Николай Андреевич Аркас. Получив от Алексея Алексеевича прошение и помня о заслугах его отца,  он решил лично прояснить ситуацию в споре между отставным подполковником и великобританским консулом Г. Стивенсом.

26 июля 1874 г. из канцелярии военного губернатора было отправлено письмо за номером №2303: «Милостивый Государь Георгий Васильевич. Отставной подполковник Алексей Грейг лично обратился ко мне с просьбою, в которой заявил, что по словесному с Вами соглашению, он занимался при Вас, в качестве переводчика, в продолжении трех месяцев, и что в число условленной платы за его труды, по руб. в месяц, он получил от Вас только 52 руб.; хотя неоднократно обращался к Вам с просьбою удовлетворить его остальными заслуженными деньгами, но не только не получил даже никакого ответа. Почему просит содействия моего к удовлетворению его следуемыми от Вас остальными деньгами. Принимая живейшее участие в просьбе подполковника Грейга, находящегося в крайне бедном положении, я Прошу Вас, М.Г., удовлетворить его остальными, следуемыми от Вас за службу жалованием, если требование Грейга в этом отношении законны. Прошу принять уверения в моем почтении преданности..» [24].

Ответ от консула пришел быстро, 1 августа 1874 г., и был на английском языке. 27 января 1875 г. был сделан перевод: «Свидетельствуя свое почтение Адмиралу Аркасу, г-н Стивенс имеет честь уведомить о получении письма Его Пр-ва от 26 июля, полученное только сегодня от переводчика г-на Стивенса. Г-н Стивенсон имеет честь сообщить Адмиралу Аркасу, что ему неизвестны никакие условия, ни словесные, ни письменные, заключенные с Г-ном Алексеем Грейгом, по которому последний принял бы на себя обязанность переводчика с платою по 50 руб. в месяц и тот факт, что г-н Грейг, почти совершенно не знает английского языка, само по себе может служить доказательством, что Г-н Стивенс не мог предложить ему подобного места, хотя г-н Грейг и просил об этом г-на Стивенса, говоря, что он удовлетворится 50-тью рублями в месяц, на что Стивенс никогда не соглашался. Для сведения Адмирала Аркаса, Г-н Стивенс имеет честь прибавить, что г-н Грейг, в один из холодных дней, минувшего марта месяца, явился у калитки сада Английского консульства, в лохмотьях, без обуви, и почти умирающий с голоду. Будучи приведен в канцелярию г-на Стивенса, он назвал себя «подполковником Грейгом, британским подданным и сыном знаменитого Адмирала Грейга, которому Русское правительство воздвигло этот большой памятник, в то время оставляя умирать с голоду его сына, лишая его пенсии и прав за последние 9 лет». Г-н Стивенс признал в нем г-на, которого он случайно встретил в Херсоне лет десять тому назад и тронутый его несчастным видом, а также его рассказами о «потери его имения вследствие трехлетнего неурожая и т.п.». Г-н Стивенс дал ему 3 рубля из сострадания. На следующий день г-н Грейг снова возвратился, говоря, что он не может отыскать себе работы, имея такой оборванный вид. Г-н Стивенс попросил тогда своего помощника г-на Лаутона купить ему теплое платье и в последствии, принимая все-таки г-на Грейга за английского поданного, г-н Стивенс и его семейство помогали ему, в разное время. И уверения его, что он получал 52 рубля, может быть справедливо. Г-н Стивенс рекомендовал его нескольким лицам, желая доставить ему место и готов был помогать ему до тех пор, покуда успех одного просящего милостыню полковника, не привлек нескольких других нищих офицеров в Консульство и покуда г-н Стивенс не нашел, что он был грубо обманут различными способами г-ном Грейгом. Когда он приказал прислуге своей не принимать г-на Грейга, отдав такое же приказание в канцелярию г-на Стивенса в порту, тогда г-н Грейг сбросил с себя маску и начал писать целую серию дерзких и угрожающих писем с целью вымогать от него денег, которые г-н Стивенс возвратил ему, надписав на последнем в июне месяце:

(надпись по-французски)

«Г-н консул Стивенс, просит г-на Грейга не писать ему дерзких писем и вспомнить о благодеянии которые ему оказал г-н Стивенс, когда он явился в Консульство почти голый, называл себя английским поданным и, что г-н Стивенс помог ему больше чем следовало, что теперь и доказывается, а не так, как он сообщил адмиралу Аркасу, что он не получил ни ответа, ни денег.» Г-н Стивенс также отвечал г-ну Грейгу чрез Ея Величества генерального Консула в Одессе. Г-н Стивенс просит адмирала Аркаса принять уверения в уважении и преданности.

Ея Британского Величества консульство 1/13 августа 1874 г.». Копию этого письма Алексею Грейгу вручили 1 февраля 1875 г. [24].

Эти архивные дела открыли весьма ценные и интересные факты, но одновременно добавили массу вопросов: за какие заслуги был пожалован орден, кто составлял прошение на орден и почему Грейг не мог его оплатить; что за виноградные участки были в урочище Магарач, действительно ли вследствие неурожая они перестали быть доходными и за какие долги участки были отобраны; почему Грейг не получал пенсии, уйдя в отставку и оказался на пороге нищеты, имея обеспеченных родственников в Санкт-Петербурге и насколько можно доверять великобританскому консулу в оценке подполковника? Не имея документов, мы можем строить только версии. Вполне вероятно, что виноградные участки достались Алексею в наследство от отца – в то время раздача участков активно происходила еще со времен присоединения Крыма к России.

Вопрос о пенсиях тоже явно неоднозначен. Стаж военной службы Алексея Грейга составлял двадцать два года, но в период службы он мог быть участником сражений в Крымскую войну 1853-1856 гг., что влекло за собой увеличение стажа и считалось при выслуге к пенсии год за два. Да и после изменения пенсионной системы в 1859 г., пенсии увеличились.

Пенсия отставного армейского подполковника была довольно высокой – 430 рублей в год,  а в совокупности с выплатами из эмеритальной кассы – 860 рублей. В 1859 г. было утверждено Положение об эмеритальной кассе военно-сухопутного ведомства. Суть состояла в том, что для выплаты пособий отставным офицерам и их семьям сверх обычных пенсий определялись вычеты из жалованья в размере 6%. Помимо этого выделялось 7,5 млн. руб. из Государственного казначейства и 825 тыс. руб. из сумм Военного министерства, чтобы выплаты могли начаться с 1865 г. [27]. Алексей Грейг ушел в отставку в 1864 г. и выплат из эмеритальной кассы получать не мог. Но стандартную пенсию, в размере 430 он был обязан получать. Ведь пенсии лишались «… подвергшиеся наказаниям уголовным и исправительным, с потерею некоторых прав и преимуществ, и дисциплинарным, если таковым заменено более тяжкое наказание по суду, или таковое налагается по ВЫСОЧАЙШЕМУ повелению, с оговором о внесении того и другого в послужной список…» [28].

Пока остается загадкой отсутствие пенсии у отставного подполковника, награжденного орденом, но запись, уже ранее упоминаемая нами – «12 июня 1865 г., №49 Об истребовании от отставного подполковника Грейга росписи в получении им от казны денежного довольствия» [25], может оказаться как раз тем случаем, когда «… единовременное пособие в размере годового оклада выдавалось <…> офицерам, прослужившим менее 5 лет и уволенным по невозможности продолжать службу по болезни <…> В отдельных случаях пособие могло назначаться особо заслуженным офицерам и военным чиновникам на время тяжелой болезни и прекращалось при поступлении вновь на службу (но только один раз, при следующем увольнении не выплачивалось)» [27]. Можно допустить, что если Алексей Грейг и получал максимальную пенсию в размере 430 рублей, то в месяц это выходило почти 36 рублей, но при отсутствии «квартирных денег» и с необходимостью содержать семью, привело к тому, что эта сумма с трудом покрывала их расходы.

Продолжение следует...

Авторы статьи: Гаврилов И.В., Крыщенко С.В.

Список литературы

1. Петербургский некрополь/Приложение к «Русскому Архиву» 1883 г. – М.:, 1883.
2. Fullerton A.L. and Dr. Flora Yarmukhamedova. The family Greig in Russia. Bernardston, Massachusetts, 2001.
3. Церковь Христа Спасителя в г.Николаеве/Юбилейной издание к 150-летию церкви. – Под ред. К-Ю. Рёпке. – Николаев-Одесса-Мюнхен, 2007.
4 Руммель В.В., Голубцов В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий.-Т.1.- СПб.: 1886.-С.
5. ГАНО, ф. 484, оп. 1, д. 1401.
6. Олонецкие губернские ведомости.-№ 42, 19.10.1840.
7. Милорадович Г. А. Материалы для истории Пажеского его Императорского Величества Корпуса. 1711-1875.-К.: 1876.
8. Государственный Архив Николаевской Области (далее ГАНО), ф. 238, оп.1, д. 53, л. 86, 87, 90, 96.
9. ГАНО, ф. 238, оп.1, д. 54, л. 138,154, 155, 220, 157, 221, 224, 253.
10. ГАНО, ф. 238, оп.1, д. 60, л. 24.
11. ГАНО, ф. 230, оп. 1, д. 4857.
12. ГАНО, ф. 410, оп.1, д.74, л.192
13. ГАНО, ф. 410 ОАФ, оп. 1, д. 76.
14. ГАНО, ф. 410 ОАФ, оп. 1, д. 65.
15. ГАНО, ф. 410 ОАФ, оп. 1, д. 77.
16. ГАНО, ф. 410 ОАФ, оп. 1, д. 66.
17. ГАНО, ф. 410 ОАФ, оп. 1, д. 67.
18. ГАНО, ф. 410 ОАФ, оп. 1, д. 68.
19. ГАНО, ф. 193, оп. 1, д. 1.
20. ГАНО, ф. 168, оп. 1, д. 5.
21. ГАНО, ф. 230, оп. 1, д. 5553.
22. ГАНО, ф. 231, оп. 1, д. 780.
23. ГАНО, ф. 230, оп. 1, д. 7180.
24. ГАНО, ф. 230, оп. 1, д. 9466.
25. ГАНО, ф. 231, оп. 1, д. 706.
26. Свод законов Российской империи.-Т.1-Ч.2-Кн.8.Учреждение орденов и других знаков различия.-СПб.:1892.-Разд.2,гл.8.
27. Волков С. В. Русский офицерский корпус. — М.: Воениздат, 1993.
28. Малинко В., Голосов В. Справочная книжка для офицеров.-Ч. I, -М. 1902 г.
29. ГАНО, ф. 230, оп. 1, д. 9851.
30. ГАНО, ф. 230, оп.1, д.1653.
31. ГАНО, ф. 410 ОАФ, оп. 1, д. 64.
32. ГАНО, ф. 231, оп. 1, д. 1045.
33. ГАНО, ф. 443, оп. 1, д. 100.
34. ГАНО, Ф.222, оп.1, д. 1234, л. 112
35. ГАНО, ф. 231, оп. 1, д. 1001.
36. ГАНО, ф. 443, оп. 1, д. 97
37. ГАНО, ф. 410 ОАФ, оп. 1, д. 70.
38. ГАНО, ф. 378, оп. 1, д. 2.
39. Газета-журнал «Гражданин», № 23, 26 05.1873.
40. ГАНО, ф. 216, оп.1, д.826.
41. ГАНО, ф. 484, оп. 1, д. 1181.

Оставить комментарий

Этот день в истории Николаева:

Даты до 1917 года указаны по старому стилю

1898:

Первое празднование дня 1-го мая (маёвка) в Лесках

1903:

Прекращение работ на Французском и Черноморском заводах. Невыход половины рабочих Адмиралтейства на работу.

1936:

В центре пл. Коммунаров открыт памятник расстрелянным 61 коммунару

Николаевский БазарЪ на twitter