От прошлого через настоящее к будущему...

Лидер эсминцев "Харьков"

"Мир в миниатюре: Николаев железнодорожный"

В Николаевском областном краеведческом музее представлен интерактивный макет города с действующей железной дорогой (в масштабе 1:87). Кроме макета, на выставке представлены уникальные материалы и предметы, которые рассказывают об истории железной дороги Николаева и области.
Выставка будет работать с 27 июля 2017 по 1 февраля 2018 года. Стоимость: для детей и студентов - 10 грн., для взрослых - 15 грн.
О жизни городка Dreamcity, читайте в новом разделе нашей фотогалереи.

К концу 1930-х годов за рубежом сформировался промежуточный (между легкими крейсерами и эсминцами) подкласс быстроходных безбронных артиллерийско-торпедных кораблей — лидеров. Ему отводилась роль подавления эскадренных миноносцев противника, обеспечения защиты своих кораблей от неприятельских торпедных сил, выведения своих миноносцев в атаки. Кроме того, эти корабли могли прини мать участие в тактической разведке и минных постановках, а также использовать торпедное оружие.

Создание первых советских лидеров началось в 1925 году. В марте того же года оперативное управление Штаба РККФ разработало требования и элементы нового большо го эсминца-«торпедоносца»: водоизмещение около 4000 т, два трехтрубных торпедных аппарата калибром 533 (или 584) мм, четыре 180-мм, два 102-мм или 127-мм орудия, 100 мин, 20 глубинных бомб и три прожектора. Скорость полного хода — до 40 узлов, дальность плавания экономическим ходом 26 узлов — 3000 миль. Осадка — не более 4,88 м. Предусматривалось также наличие средств для спуска и подъема гидросамолета «истребительного типа» и даже катапульта. Первоначально предполагалось построить 8 — 12 таких кораблей.

Хотя в утвержденной 26 ноября 1926 года первой советской «Программе строительства Морских сил РККА на 1926 - 1932 гг.» новые крупные корабли в первой очереди не планировались, предварительные проработки вариантов будущих кораблей не прекращались. В мае 1928 года было утверждено новое ТТЗ, а в сентябре НТК УВМС предложил эскизный проект эскадренного миноносца со скоростью 40 узлов и водоизмещением 2100 т, вооруженного пятью 130-мм и четырьмя 37-мм орудиями, четырьмя зенитными пулеметами и двумя трехтрубными торпедными аппаратами. Проект не удовлетворил руководство ВМФ, но в нем уже отчетливо просматривались тактико-технические элементы нового класса ко раблей — будущих лидеров типа «Ленинград». 1 ноября было утверждено очередное ТТЗ, а в мае 1929 года в НТК УВМС под руководством преподавателя Морской академии, видного кораблестроителя Ю.А. Шиманского началось эскизное проектирование лидера

В 1929 году РВС СССР принял решение о постройке сначала трех эсминцев для Черного моря, а затем еще трех для Балтийского. В феврале 1930 года командование РККФ одобрило первый вариант эскизного проекта эсминца-«торпедоносца», который после проработки получил номер 1. Согласно проекту скоростной небронированный корабль водоизмещением 2250 т и полной скоростью хода не менее 40,5 узла должен нести эффективное артиллерийское вооружение (пять артиллерийских 130-мм установок главного калибра, две зенитные артиллерийские 76-мм установки дальнего действия, четыре 37-мм зенитные установки и два 12,7-мм пулемета ближнего боя), а также два четырехтрубных 533-мм торпедных аппарата, 20 глубинных бомб и 80 мин заграждения образца 1926 года.

22 февраля 1932 года СТО принял постановление «По строительству ВМС РККА на 1932 г.», которым предписывалось заложить три эскадренных миноносца проекта 1 со сроком ввода их в строй к концу 1933 года. Два из них, получивших название «Москва» и «Харьков», заложили в октябре на заводе им.А. Марти в Николаеве, а один — «Ленинград» — в ноябре на Северной судостроитель ной верфи в Ленинграде. Несколько позже приняли решение заложить еще 7 единиц: три для Черного моря и по два — для Балтики и Дальнего Востока.

Уже во время строительства кораблей их ввели в новый класс — лидеров. До известной степени переквалификация кораблей являлась натяжкой, так как по своим тактико-техническим элементам они соответствовали новейшим зарубежным эскадренным миноносцам. В то же время по сравнению с «новиками» (все еще остававшимися в строю) новые лидеры советского ВМФ производили впечатление гораздо более сильных во всех отношениях кораблей.

Общий проект будущего лидера выполнялся с сентября 1930 года в БСПС под руководством В.А.Никитина. Ответственным исполнителем проектных работ был П.О.Трахтенберг; машинно-котельную установку проектировал механический отдел, который во главлял А.В.Сперанский. Наблюдение за проектированием от ВМФ вел старший приемщик по кораблестроительной части А.Э.Цукшвердт.

Корпус лидеров отличался остротой и плавностью обводов, его прямой форштевень имел наклон 15° к вертикали. Отношение дли ны к ширине (10,9) превышало значение, принятое для «новиков».

Теоретический чертеж был оптимизирован по результатам испытаний нескольких десятков моделей в Опытовом бассейне. Исходя из требования достижения заданной скорости были приняты острые образования кормы. Из-за этого гребные валы выводились наружу через длинные выкружки (так называемые «штаны») и не имели традиционных кронштейнов. Это решение, как и выбор обводов корпуса в целом, казалось тогда удачным.

Вследствие длительного перерыва в проектировании крупных надводных кораблей конструкторы лидеров для перестраховки заложили большие запасы по весовой нагрузке, гарантировавшие, что при постройке не будет превышения проектного водоизмещения.

Для достижения высокой скорости требовалось создать мощную, с малыми удельными показателями по массе и габаритам, надежную энергетическую установку.

В окончательном варианте приняли трехвальную паротурбинную установку с тремя главными водотрубными котлами треугольного типа производительностью по 135 т/ч с суммарной мощностью 66 000 л.с. Для повышения живучести лидеров проектом предусматривалось линейно-эшелонное расположение главной энергетической установки в пяти отсеках в средней части корпуса. Главные котлы проектировались под руководством Э.Э.Папковича, непосредственно разработкой ГТЗА руководил Б.С.Фрумкин.

Серьезной проблемой стало создание артиллерии главного калибра. Заказ на опытный образец 130/45-мм установки, получившей обозначение Б-13, был выдан заводу «Большевик» 8 декабря 1930 года. 19 мая 1932 года УВМС выдал дополнительное ТТЗ, согласно которому длина ствола увеличива лась до 50 калибров, клиновой затвор заме нялся на поршневой и вводилось картузное заряжание.

Первые заводские испытания опытного образца Б-13 при большой некомплектности орудия проводились в апреле — мае 1934 года, причем из-за спешки по сокращенной программе. В ходе их выявился ряд недостатков: досылатель не отработан, низкая скорострельность (10 выстрелов в минуту), малая живучесть (150—200 выстрелов), сложная, часто выходившая из строя автоматика. Орудие возвратили на завод. Даже на повторных испытаниях в апреле 1935 года установка все еще оставалась не укомплектованной: отсутствовали щит, штатная сис тема эжекции и т.д. Кроме того, орудие имело перевес на дуло, то есть не было уравновешено на станке. При отстреле выяснилось, что досылатель не отвечает техническим требованиям, так как его работа зависела от длины отката.

Руководство ВМФ торопилось с введени ем лидеров в строй, поэтому, несмотря на имевшиеся недостатки, установку все же приняли на вооружение и в 1935 году запус тили в серийное производство. Из 12 артсистем Б-13 первой серии, до конца не отработанных промышленностью, но сданных заво дом «Большевик» флоту в том же году, 5 ус тановили на спущенном на воду головном лидере «Ленинград». Их пришлось дорабатывать прямо на корабле — вплоть до лета 1936 года.

Однако позже сданные флоту установки Б-13, имевшие якобы «вследствие вредительства» ряд конструктивных недостатков, были забракованы. В результате поступление этой достаточно эффективной системы на флот задержалось на 4 года, что повлекло за собой и задержку вступления в строй ли деров первой серии до 1938 года.

Б-13 стала полностью отвечать требованиям к корабельной артиллерии того времени лишь после серьезной доработки. Теперь при минимальных габаритах и массе она обеспечивала высокую начальную скорость снаряда, максимально возможные (для данного калибра, ствола, снаряда) дальность и точность стрельбы, хорошую скорострельность, плавность наводки и высокую живучесть, а значительное упрощение конструкции повысило надежность орудия. Удачные решения (применение углубленной нарезки, флегматизаторов и т.д.) позволили увеличить живучесть ствола до 1000 выстрелов.

Зенитное вооружение лидеров разраба тывалось на машиностроительном заводе № 8 имени М.И.Калинина. В сентябре 1932 года Техническое управление ВМС утвердило задание на проектирование 76-мм зенитной корабельной установки. За основу взяли полуавтоматическую зенитную 76-мм пушку 3-К на колесном лафете для ПВО сухопутных войск, производившуюся по полученной в 1930 году от фирмы «Рейнметалл» (Германия) документации. Завод «Большевик» спроектировал и изготовил тумбу, на которую установили вращающуюся часть 3-К. В марте 1934 года состоялись корабельные испытания орудия, которые прошли неудачно: вертикальное наведение в условиях качки оказалось невозможным.

После доработки на заводе № 8 приступили к серийному производству этой корабельной установки, получившей индекс 34-К.

Изготовление опытного образца было завершено лишь в начале 1936 года. С 5 по 25 марта прошли полигонные испытания, а в июне — корабельные. Установка 34-К была принята на вооружение, но к этому времени она уже не отвечала возросшим требованиям, особенно по скорострельности (из-за ручного заряжания). То же самое можно сказать и про полуавтоматические 45-мм пушки 21-К. Проблему могли решить более совершенные автоматические орудия, но они появились на лидерах только при их модернизациях в ходе войны.

Еще одну важную проблему представля ло собой создание приборов управления стрельбой. Ввиду отсутствия современной отечественной базы ПУС для лидеров типа «Ленинград» пришлось в 1931 году заказать итальянской фирме «Галилео». В 1933 году три комплекта приборов были доставлены в СССР. Основным элементом итальянской схемы являлся центральный автомат стрельбы, или, как его называли итальянцы, «централь», который позволял определить элементы движения цели.

Вместе с тем дальномеры, изготовленные фирмой «Галилео», имели серьезные недо статки: малую базу, большие габариты, значительное число следящих систем, повышенную сложность и неважное качество. Хотя эти ПУС заказывались для лидеров, однако по габаритам и сложности они подходили скорее для крейсеров, поэтому их пришлось дорабатывать.

Закупленная итальянская «централь» пос лужила основой для разработки и создания специалистами ленинградского завода «Электроприбор» отечественных малогабаритных автоматов стрельбы «Молния». Габаритные и весовые ограничения вынудили конструкторов пойти на многие упрощения и сокращение числа выполняемых операций. Основа систе мы — автомат ЦАС-2 был спроектирован в 1936 году. Помимо управления огнем главного калибра он имел схему выработки торпедного прицельного угла, то есть мог применяться и в качестве торпедного автомата стрельбы. Вместе с его разработкой велось создание системы приборов для ведения огня в условиях плохой видимости. Эти работы возглав ляли М.А.Зарницкий (главный калибр) и С.Ф.Фармаковский (зенитный калибр).

Создание отечественных автоматов запаздывало, и они попали только на лидеры второй серии. Головные корабли типа «Ленин град» укомплектовывались ПУС главного ка либра на основе системы «Галилео», в состав которой входили главная артиллерийская «централь», вспомогательная «централь», ВЦН, КДП и кормовая дальномерная рубка.

КДП-4 для лидеров был разработан кон структорским бюро завода «Большевик». Он представлял собой вращающееся брониро ванное сооружение, в котором размещались визиры центральной наводки ВМЦ-2, два 4-метровых оптических стереодальномера ДМ-4 и другие приборы. Поскольку в ПУС отсут ствовала гировертикаль, то стабилизация траектории полета снарядов осуществлялась вручную из КДП по линии оси цапф артилле рийских установок.

Четырехтрубные торпедные аппараты Н-7, специально предназначенные для лидеров типа «Ленинград», разрабатывались в КБ завода имени Карла Маркса (бывшем Лесснера) на базе принятого на вооружение в 1913 году проекта трехтрубного наводящегося торпедного аппарата для эсминцев типа «Новик».

Ко времени достройки лидеров из приборов управления торпедной стрельбой имелись лишь системы Гейслера типа ГАК-1 и ГАК-2 ленинградского завода «Электроприбор». Эти системы не соответствовали современным требованиям. В 1934 году НИМТИ совместно с заводом «Электроприбор» начал разработку более совершенной системы ПУТС, которая была принята на вооружение лишь в 1937 году под шифром «Мина» I очереди. Поэтому на лидерах типа «Ленинград» пришлось установить ПУТС итальянской системы «Галилео». В схеме была предусмотрена цепь торпедной стрельбы, которая обеспечивала залповую стрельбу торпедами с интервалом между вы стрелами, изменяемым специальным прибо­ром (пульсатором) в пределах 0.5 — 3 с.

Отдавая дань модному тогда увлечению авиационным вооружением, конструкторы первоначально планировали оснастить лидеры гидросамолетом со складывающимися крыльями, который должен был спускаться на воду стрелой. Тип самолета определен не был: рассматривались два варианта — Ju-20 фир мы «Юнкерс» либо СПЛ (самолет для подводных лодок типа «К»). От авиационного вооружения на лидерах отказались уже в процессе их постройки, но устройства для установки самолета и стрелу для его спуска на воду и подъема сохранили.

После предварительных испытаний головного лидера созрело решение срочно перепроектировать корму, придав ей более полные обводы, а также внести ряд других изменений. При этом рассчитывали уменьшить дифферент на корму и увеличить скорость хода. Новый проект разрабатывался в том же БСПС, и в 1935 году он получил индекс 38. Корма стала транцевой, выкружки гребных винтов заменили обычными кронштейнами. Подверглась изменениям носовая надстройка и мостик. Кроме того, добавили третью 76-мм артиллерийскую установку 34-К, крупнокалиберные пулеметы ДК заменили на ДШК.

В соответствии с проектом 38 лидеры «Минск», «Баку» и «Тбилиси» укомплектовывались ПУС главного калибра типа «Мина» с ЦАС-2, а также КДП-4 (Б-12), ВМЦ-2 и ночными визирами 1-Н. Последние два корабля получили разработанную заводом № 212 новую систему ПУТС «Меч». В отличие от сис темы «Мина» она обеспечивала стрельбу торпедами «беглым огнем» из двух четырехтрубных торпедных аппаратов. Система «Меч» позволяла производить определение элементов движения цели, выработку рекомендаций на маневрирование своего корабля для занятия позиции залпа, вы работку оперативного угла для наводки торпедных аппаратов и передачу команды «залп» с командного пункта корабля.

В конце 1940 года Научно-исследовательским гидрографическим штурманским институтом (НИГШИ) был разработан первый в мире апериодический (автоматически регулируемый по широте) высокоширотный гирокомпас «Полюс». Он обеспечивал устойчивые показания курса на маневрировании при широте места от 0° до 80°. Один из таких гирокомпасов прошел испытания на лидере «Минск», но из-за войны их серийное производство так и не началось.

Лидер "Харьков" в строю

Предвоенные годы лидера «Харьков» прошли в учениях, плановых ремонтах. В начале июня 1941 года «Харьков» в составе эскадры принимал участие в учениях по отработке взаимодействия флота с войсками приморских флангов армии. За сутки до начала войны он вернулся в Севастополь и стал на свое штатное место в бухте.

Уже 23 июня лидер в составе группы ко раблей участвовал в обеспечении минных постановок, а 24 июня вместе с 3-м дивизи оном эсминцев ОЛС выходил для прикрытия побережья Крыма от ожидавшегося набега румынских миноносцев.

25 июня «Харьков» (головной в составе ударной группы кораблей) в 20.10 с командиром ударной группы капитаном 2 ранга Романовым на борту вышел из Севастополя для нанесения удара по Констанце.

Рано утром 26 июня, разворачиваясь на заданный курс и увеличив ход при пересечении линии румынского минного заграждения, «Харьков» потерял параваны. После выхода в точку поворота на боевой курс 55° он с дис танции 130 кбт открыл огонь из главного калибра. Первый залп преднамеренно был дан с недолетом 3 кбт, чтобы по полученным всплескам проверить правильность направления огня, поскольку из-за предрассветной дымки отмечалась плохая видимость горизонта. Убедившись в точности наводки, со второго залпа перешли на поражение. Лидер стрелял пятиорудийными залпами через каждые 10с. На берегу вспыхнули пожары. За десять минут оба лидера сделали 35 залпов и выпустили 350 130-мм снарядов.

После открытия противником ответного огня в 5.10 командир ударной группы дал сигнал по УКВ: «Начать отход. Дым», продублировав его белой ракетой с левого борта. «Харьков» лег на курс отхода и, увеличив скорость до 30 узлов, пошел в кильватер лидеру «Москва» противоартиллерийским зигзагом, стараясь не выходить из поставленной головным кораблем дымовой завесы.

Затем, как мы уже знаем, произошла трагедия. Мощный взрыв разломил «Москву» пополам, а рядом с «Харьковым» начали рваться 280-мм снаряды немецкой береговой батареи «Тирпиц». Одновременно корабль был атакован румынскими истребителями. Пришлось прекратить спасательные работы и немедленно уходить.

В 5.28 произошло накрытие лидера. Один снаряд разорвался в 10 м справа по носу, произведя сильнейший гидродинамический удар по корпусу, а потоки воды от взрыва обрушились на мостик. Второй снаряд упал за кормой. Корабль, достигнувший было 20-узловой скорости, стал резко ее снижать до 6 узлов: вследствие нарушения циркуляции воды из-за форсирования хода в котле № 1 лопнула водогрейная трубка.

В 5.36 котел № 1 полностью вышел из строя; его нагрузку приняли котлы № 2 и № 3. В то же время из-за близких разрывов снарядов в третьем котельном отделении произошел сброс регулятора турбовентилятора, и скорость «Харькова» снизилась еще больше. Воздушные атаки продолжались — пос ледовал налет двух бомбардировщиков: одна бомба упала в 3 кбт по носу корабля, а вторая — по корме.

Тяжелое положение вынудило командира ударной группы послать радиограмму на флагманский крейсер: «Обстрелял нефтебаки, нуждаюсь в помощи». На помощь лидерам командиром группы прикрытия был послан эсминец «Сообразительный». В 5.50 Романов был вынужден послать на «Ворошилов» вторую радиограмму с просьбой о помощи.

Наконец «Харькову» удалось выйти из-под артобстрела батареи «Тирпиц». В тот мо мент дистанция от берега достигла 19 миль, от места гибели «Москвы» — 5 миль. Но авиация противника все еще преследовала лидер — при очередном налете двух бомбарди ровщиков один из них был сбит зенитной артиллерией. В 5.58 в котле № 2 лопнули 3 трубки в малом пучке, и скорость хода вновь упала до 5 — 6 узлов. Движение корабля обеспечивал теперь лишь котел № 3. С вводом в строй турбовентилятора правого борта котла № 3 скорость хода удалось довести до 14 узлов. Около 6 часов командир БЧ-5 приказал заглушить трубки у медленно остывавшего котла № 1 и ввести его в действие.

Подобную работу обычно осуществляют в охлажденном котле, но в экстремальных условиях ремонт пришлось производить в горячем. Работа по заглушке трубок со стороны парового коллектора была выполнена за 5 минут, а со стороны водяного коллектора — за 8. В целом ремонтные работы на первом котле были выполнены за два с половиной часа вместо положенных 10—16. Теперь лидер «Харьков» мог дать больший ход.

В половине седьмого, пока шли ремонтные работы, началась новая атака авиации противника. Лидер успел отвернуть влево, и бомбы легли в 5 кбт за кормой корабля.

В 6.43 вышел из строя турбовентилятор левого борта котла № 3, и вновь ход упал до 5 узлов. В это время «Харьков», прошедший чуть более 8 миль от места гибели «Москвы», подвергся атаке неопознанной подвод ной лодки. Сигнальщики обнаружили справа по курсовому углу 70° в 25 — 30 кбт воздуш ный пузырь и след торпеды, идущей на ли дер. Пришлось резко отвернуть, и торпеда прошла в полутора кабельтовых за кормой. В свою очередь, артиллеристы лидера об стреляли предполагаемое место нахождения лодки ныряющими снарядами.

Ровно в 7.00 с эсминца «Сообразительный», подошедшего наконец для охранения поврежденного корабля, заметили след второй торпеды по курсовому углу 50° правого борта. Эсминец вовремя отвернул вправо, и торпеда прошла слева по борту. Через пять минут с эсминца обнаружили след третьей торпеды, шедшей вдоль правого борта «Сообразительного» в направлении «Харькова». На лидер передали семафором сигнал, и тот вовремя отвернул вправо. Эсминец прошел над местом залпа и сбросил две серии глу бинных бомб. Лодка (предположительно это была Щ-206) затонула (На потопление Щ-206 претендуют также румын ские миноносец «Налука» и два торпедных катера, атаковавшие 9 июля 1941 года неизвестную подводную лодку и якобы наблюдавшие явные признаки ее гибели. Кроме того, в начале июля в районе Констанцы был зафиксирован сильный взрыв на минном заграждении), а «Харьков» и «Сообразительный», отражая атаки бомбардировщиков, взяли курс на Севастополь.

В 8.14 на лидере ввели в действие котел № 1, и корабль под двумя котлами развил скорость в 26 узлов. В полдень к охранению Харькова» присоединился эсминец «Смышленый». Спустя час все три корабля подверглись последней атаке вражеского бомбардировщика, длившейся 20 минут. Она закончилась безрезультатно: в момент сброса бомб «Харьков» и оба эсминца совершили поворот «все вдруг» и бомбы упали в стороне. Далее корабли шли, меняя курсы и скорость, и в 21.30 прибыли в Севастополь.

События войны не давали времени для отдыха. Интенсивный ремонт в базе — и лидер «Харьков» снова в строю. Уже 20 июля он вместе с эсминцем «Бодрый» выходили в район острова Фидониси (Змеиный) для прикрытия отхода Дунайской военной флотилии из устья Дуная в Одессу.

Эксплуатация размагничивающих устройств системы ЛФТИ показала, что живучесть бортовых кабелей, несмотря на их защиту металлическими кожухами, совершенно недостаточна. Все чаще лидер возвращался из боевых походов с оборванными раз магничивающими обмотками. С помощью группы ученых ЛФТИ, прибывшей из Ленинграда в Севастополь, к 1 августа 1941 года на нем закончили монтаж размагничивающих устройств.

Во время обороны Одессы «Харьков» совершал рейсы с грузом боеприпасов, поддерживал действия сухопутных частей. Всего за период с 25 августа по 8 сентября лидер 66 раз открывал огонь по позициям вра га. 15 сентября он обеспечивал переход 18 судов с эвакуируемыми войсками из Одессы в Севастополь.

В сентябре «Харьков» встал в Новорос сийске на планово-предупредительный ремонт. Одновременно на нем был установлен первый на Черноморском флоте морской ко рабельный радиомаяк (МКР), связанный с работающим на него береговым радиомаяком направленного действия.

31 октября лидер «Харьков» вышел из Новороссийска и 1 ноября еще до рассвета прибыл в Севастополь. Днем при очередном налете авиации противника по левому борту и по носу стоявшего на бочке лидера взорвалось около десятка бомб, не причинив ему особого вреда. Но после этого корабли эскадры стали базироваться в портах Кавказского побережья; «Харькову» отвели место в Новороссийске.

С ноября 1941 по февраль 1942 года лидер использовался для перевозки в главную базу пополнения и боеприпасов. Кроме того, он привлекался для обстрела побережья, за нятого неприятелем.

5 декабря после разгрузки в Севастополе «Харьков», стоя у стенки в бухте, произвел обстрел живой силы противника в районе села Аксу. При ответном обстреле в броневой щит первого орудия лидера попал снаряд. В результате орудие было выведено из строя, осколками повреждены надстройки, кают-компания, прицел орудия № 2. Коман дование базы решило отремонтировать корабль своими силами — его перевели в Корабельную бухту и поставили к артиллерийским мастерским. И даже во время ремонта он продолжал вести огонь из кормовых орудий.

21 декабря при входе в Севастополь «Харьков» подвергся атаке бомбардировщиков, а при подходе к боновым воротам он попал еще и под артиллерийский обстрел береговых батарей противника. Чтобы сбить прицел, лидер, не имея возможности отклоняться от фарватера, маневрировал с помощью резкого изменения хода. На скорости около 21 узла, подогнем тяжелых батарей он проскочил боновые ворота и лихо пришвартовался у артиллерийской пристани, не получив попаданий.

Затем «Харьков» вел обстрел резервов противника, скопившихся в районе станции Мекензиевы Горы, у кордона № 1, в Бельбеке и Дуванкое. За двое суток, которые корабль находился в главной базе (до 23 де кабря), им было израсходовано 618 130-мм снарядов.

В ночь с 28 на 29 января 1942 года «Харьков» с войсками, боезапасом и продовольствием на борту прорвался в осажденный Севастополь. 30 января, 1 и 2 февраля, перед уходом в Новороссийск, «Харьков» снова вел огонь по позициям противника, а на переходе к Кавказскому побережью 4 фев раля обстрелял вражеские позиции в Крыму. В ночь с 27 на 28 февраля лидер в составе ОЛС выходил для обстрела немецких войск у Феодосии.

6 марта «Харьков», принимавший маршевое пополнение, боезапас и продовольствие в Новороссийске, получил приказ срочно выйти в море для оказания помощи эсминцу «Смышленый», подорвавшемуся на мине в районе мыса Железный Рог (Керченский пролив). К моменту подхода лидера тяжело поврежденный эсминец своим ходом вышел с оборонительного минного поля. «Харькову» оставалось только возглавить отряд для следования в Новороссийск. Однако ночью из-за сильного ветра и огромных волн эсминец не смог управляться, и «Харьков» попытался взять его на буксир. «Смышленый» развернуло волнами и опрокинуло. С перевернув шегося эсминца стали скатываться глубин ные бомбы и рваться в опасной близости от лидера. От сильных гидравлических ударов на нем стали выходить из строя механизмы и приборы: из нактоуза вылетел магнитный компас, у рулевого сорвало репитер с гирокомпаса.

Более двух часов «Харьков» маневрировал на месте гибели «Смышленого», но смог спасти лишь двух моряков. На одном из раз воротов он на полном ходу врезался в гребень волны «девятого вала». Огромная масса воды прогнула палубу полубака, образовалась трещина. Вертикальные подпоры палубы в кают-компании оказались согнутыми в дугу. Пришлось изменить курс и вместо Но вороссийска следовать в Поти только по во лне, поскольку идти против волны было весь­ма рискованно.

В Поти произвели экстренный ремонт — откачали воду из помещений, выпрямили подпоры, восстановили поврежденную верхнюю палубу полубака, выровняли погнутые люки, двери и кранцы. Уже на следующий день лидер ушел в главную базу, доставив туда маршевое пополнение, боезапас и продовольствие. 8 и 9 марта «Харьков» вел артиллерийскую перестрелку с противником и подавил две вражеские батареи.

К 15 марта на лидере был проведен ремонт размагничивающих устройств и перенос трасс обмоток системы ЛФТИ с бортов на палубу для повышения их живучести. В дальнейшем за время боевой эксплуатации лидера отмечалась стабильность магнитного состояния корабля даже при близких взры вах авиабомб.

24, 27, 31 марта и 6 апреля «Харьков» вместе с другими кораблями и транспортны ми судами перевозил с Кавказского побережья в Севастополь грузы, орудия и другую технику. Он неоднократно обстреливал позиции противника, подвергаясь при этом ответным ударам артиллерии и авиации. 7 апреля при маневрировании в Севастопольской бухте у стенки лидер сильно ударился форштевнем о причал. В результате удара нижняя часть форштевня загнулась вправо, а обшивка корпуса получила повреждение. Буквально в течение ночи корпус отремонтировали. А за меткий огонь, в результате которого три немецкие батареи были подавлены, экипаж корабля получил благодарность командующего флотом.

Май 1942 года также оказался для «Харькова» весьма напряженным. С 9 по 15 мая по ночам он выходил из Поти в Феодосийский залив и к побережью Керченского пролива для обстрела вражеских войск. 18 мая на переходе из Новороссийска в Севастополь «Харьков» был атакован авиацией. Зенитчикам лидера удалось сбить два самолета, но из-за близких разрывов бомб корабль лишился управления. На большой части пера руля оказалась сорвана обшивка, а на правом винте оторвался обтекатель. В Новороссийске «Харьков» поставили в плавдок и в течение двух суток отремонти ровали.

17 июня лидер с войсками отправился в свой привычный поход взяв курс на осажденный город-крепость. С целью оперативной маскировки вначале он шел в южном направлении, имитируя рейс в кавказский порт. На рассвете 18 июня «Харьков» повернул к Севастополю и тут же подвергся интенсивному налету люфтваффе. При 22-й по сче ту бомбежке в 6.50 одна из бомб взорвалась под кормой лидера. В 3-м котельном отде лении возник пожар, затопило 5-й погреб, из-за поступления забортной воды в главных котлах повысилась соленость. Первая маши на застопорилась, в расходных масляных цистернах обнаружилась соленость, вышли из строя 3-е и 4-е орудия главного калибра. Пожар удалось ликвидировать. Соленость устранили заменой лопнувших трубок в главном холодильнике. В румпельном отделении устранили повреждения гидравлики рулево го управления. После заделки разошедшихся швов в помещении 5-го артиллерийского погреба откачали воду. На запрос команди ра лидера было получено приказание начальника штаба идти в Поти под прикрытием лидера «Ташкент».

К началу августа 1942 года ОЛС ЧФ пере формировали в бригаду крейсеров, при этом «Харьков» вошел в состав 1-го дивизиона эскадренных миноносцев.

2 августа в 17.18 лидер «Харьков» и крей сер «Молотов» вышли из Туапсе, имея зада ние совершить набеговую операцию на порт Феодосию и Двуякорную бухту. В 0.59 лидер открыл огонь по целям и за 5 минут выпустил 59 130-мм снарядов. В 1.13 обнаруженный противником отряд лег на курс отхода. Не мецкие самолеты-торпедоносцы и итальян ские торпедные катера MAS-568 и MAS-573 начали преследование. При атаке торпедно го катера лидер накрыл его вторым залпом, а от выпущенной торпеды уклонился. Но крей серу «Молотов» не повезло: в него попала торпеда, взрывом оторвало 20 м кормы вмес те с рулем. К счастью, способность двигать ся и управляться машинами крейсер не по терял и продолжал отходить 14-узловым хо дом. Лидер сопровождал его до Поти. В этой операции им было отражено 10 атак торпед ных катеров и столько же авианалетов. Из расходовав 868 зенитных снарядов, он сбил один самолет (совместно с крейсером) и еще один повредил.

В ходе сентябрьского наступления против ника на Новороссийск и Туапсе «Харьков» неоднократно привлекался для огневой под держки сухопутных войск. Утром 1 сентября в составе отряда выходил в море для обстре ла побережья Крыма, а на обратном пути в 22.30, маневрируя в Цемесской бухте с дис танции 100 кбт обстрелял скопление войск противника и боевой техники на подступах к Новороссийску. Правда, ожидаемый резуль тат достигнут не был — стрельба велась по площадям со слишком большой дистанции (13 км). В ночь с 2 на 3 сентября «Харьков», стоя на якоре на рейде, обстрелял станицу Красномедведковскую. На этот раз резуль таты оказались успешнее. Противнику был нанесен значительный урон в живой силе и технике — уничтожено 6танков, 14орудий, 22 автомашины, около батальона пехоты. За две эти ночи лидер выпустил 399 снарядов.

14 октября противник возобновил мощное наступление на Северном Кавказе. В этот критический момент для ликвидации проры ва войск противника в районе Новороссийска «Харьков» и корабли эскадры ЧФ за пять дней октября срочно перебросили из Поти в Туапсе три гвардейские стрелковые брига ды — всего около 10 тысяч бойцов с воору жением. Позже, 21 и 22 октября корабль при влекался для перевозки войск в Туапсе, а также для огневой поддержки войск в Ново российске.

В осенне-зимний период 1942 года «Харьков» в составе отрядов надводных кораб лей совершил три набега на коммуникации противника у западных берегов Черного моря. Так, 29 ноября — 2 декабря лидер в составе отряда кораблей произвел набег на остров Фидониси. 19 декабря он участво вал в ночном обстреле Ялты. При подходе на огневую позицию 20 декабря в 1.20 ви димость в этом районе составляла 2 — 3 мили, и берег не просматривался. Лидер уменьшил скорость до 9 узлов и с расчет ной дистанции 112 кбт открыл огонь по пор ту. Уточнив свое место, «Харьков» продол жил стрельбу методом «по невидимой цели» по площади с использованием центрально го автомата стрельбы. За 9 минут им было выпущено 154 осколочно-фугасных снаря да главного калибра. Немецкие батареи от крыли огонь с опозданием. В 16.30 «Харь ков» вернулся в Батуми.

В январе на корабле проводился плано вый ремонт. В ночь с 3 на 4 февраля 1943 года лидер «Харьков» в составе отряда вы ходил из Батуми в район Южная Озерейка — Станичка для артподготовки в районе высад ки десанта. Подобная операция проводилась лидером в ночь на 14 февраля.

В течение лета 1943 года «Харьков» не однократно привлекался к операциям по обстрелу вражеских позиций в Крыму и нару шению коммуникаций противника в Керчен ском проливе.

Но в октябре случилось непоправимое. Целью операции 6 октября явилось уничто жение немецких плавсредств и десантных кораблей, возвращавшихся из Керчи, а так же обстрел портов Феодосии и Ялты. Для выполнения поставленной задачи выделялись лидер «Харьков», эсминцы «Беспощадный» и «Способный», восемь торпедных катеров и авиация ВВС флота.

С наступлением темноты 5 октября в 20.30 корабли вышли из Туапсе. Около часа ночи 6 октября «Харьков» с разрешения командира отряда начал движение к Ялте. В 2.30 на нем засекли самолет-разведчик противника, о чем было доложено командиру отряда Г.П.Него де (брейд-вымпел — на «Беспощадном»). В 5.04 самолет сбросил осветительные бомбы.

Корабли меняли курсы, но скрыть истинное направление своего движения не могли, пос кольку, как выяснилось, за их передвижени ем следила береговая радиолокационная служба врага.

В 6.30 «Харьков» с дистанции 70 кбт на чал обстрел Ялты. За 16 минут он выпустил без корректировки по меньшей мере 104 130-мм осколочно-фугасных снаряда. Сле дуя вдоль берега, лидер сделал 32 выстре ла и по Алуште, но, как оказалось, все сна ряды легли с перелетом. По германским данным, в Ялте в результате обстрела не сколько домов было повреждено, пострада ло гражданское население, но войска урона не понесли. На огонь лидера ответили три 75-мм орудия 1-й батареи 101-го дивизио на, а затем шесть 155-мм орудий 1-й бата реи 772-го дивизиона противника. В 7.15 «Харьков», маневрируя под огнем берего вых батарей, стал отходить и присоединил ся к возвращавшимся эсминцам, шедшим курсом 110° со скоростью 24 узла.

В 8.10 появившиеся над соединением три советских истребителя сбили германский самолет-разведчик, летчики с него приводнились на парашютах. Корабли задержались на 20 минут для подъема их на борт. Этот маневр отвлек внимание верхней вахты от наблюдения за горизонтом. И как только ко рабли начали отход 28-узловым ходом, этим воспользовались 8 немецких пикирующих бомбардировщиков Ю-87 под прикрытием двух Me-109. И хотя советские истребители сбили один «Юнкерс» и один истребитель, другим самолетам, зашедшим со стороны солнца, удалось поразить лидер сразу тремя бомбами весом в 250 кг.

Одна из них попала в верхнюю палубу в районе 135-го шпангоута и, пробив корпус насквозь, взорвалась под килем. Еще по од ной бомбе попало в первое и второе котель ные отделения. Оба они, а также машинное отделение оказались затопленными, вода медленно поступала через поврежденную переборку на 141-м шпангоуте в третье ко тельное отделение. Таким образом, из глав ной силовой установки в строю остался турбозубчатый агрегат во втором машинном от­делении и третий котел, давление в кото ром упало до 5 кг/см2. От ударных сотрясе ний вышли из строя мотопомпа во второй машине, дизель-генератор № 2, турбовентилятор № 6. Взрывом сорвало и выброси ло за борт один 37-мм зенитный автомат; вышли из строя два зенитных пулемета. Лидер потерял ход, получил крен 9° на пра вый борт и дифферент на нос около 3 м. В этой обстановке было приказано «Способ ному» взять «Харьков» на буксир кормой вперед.

Теперь соединение двигалось в 90 милях от Кавказского побережья к западу от Туапсе со скоростью 6 узлов. Можно было бы, оценив обстановку, снять с лидера эки паж, а корабль затопить. Это приказание якобы и отдал командующий флотом. Но на соединении приказ не получили и продол жали движение. В 11.50 над кораблями по явились 14 пикирующих бомбардировщи ков Ю-87. Два из них атаковали «Харьков» и «Способный», остальные — «Беспощад ный». И хотя к этому времени по вызову прибыло еще 9 наших истребителей, но отбить атаки люфтваффе они не смогли. «Харьков» новых повреждений не получил, но в «Беспощадный» попала авиабомба, разрушившая машинное отделение, а у «Способного» в результате бомбежки ра зошлись заклепочные швы.

После этого командир отряда отдал при каз «Способному» поочередно буксировать «Харьков» и «Беспощадный». В 14.00 на ли дере ввели в строй третий котел, и корабль смог дать ход до 10 узлов под одной маши ной. Но через 10 минут корабли снова под верглись атаке с воздуха группой в 20 — 25 «юнкерсов». В результате в 14.25 «Беспощадный» затонул.

В это время «Харьков» получил два пря мых попадания в полубак, несколько бомб разорвались рядом с кораблем. Все носо вые помещения до 75-го шпангоута оказа лись затоплены, от сильного сотрясения кор пуса вышли из строя вспомогательные ме ханизмы единственного оставшегося под парами котла, лидер стал погружаться но сом с креном на правый борт. Каких-либо существенных мероприятий по борьбе за живучесть провести не успели, и в 15.37, до последнего момента ведя огонь из 130-мм орудия и одного зенитного автомата, «Харь ков» скрылся под водой. Командир лидера П.И.Шевченко был спасен «Способным». Еще в течение двух часов эсминец спасал экипаж лидера. Но в 18.10 последовал оче редной налет немецкой авиации, и через 20 минут эсминец погиб от взрыва собствен ных глубинных бомб.

Командирами лидера «Харьков» были капитан 3 (затем 2) ранга П.А.Мельников (август 1939 — июнь 1942) и капитан 3 ранга П.И.Шевченко (с июня 1942, погиб 6.10.1943).

П.И.Качур 

Лидеры типа «Ленинград»

Этот день в истории Николаева:

Даты до 1917 года указаны по старому стилю

1963:

Во второй раз закрыта Петро-Павловская церковь в с.Матвеевка

Николаевский БазарЪ на twitter