От прошлого через настоящее к будущему...

История Свято-Алексеевской (Острожной) церкви

Есть в Николаеве места, довольно мало изученные, даже обратив внимание, на которые, трудно представить, что могло там располагаться ранее. Квартал, отделяемый улицами 1-й Слободской, Большой Морской, 2-й Слободской и Потемкинской привлекает внимание своим необычайно высоким каменным забором, ограждающим его по всему периметру.

Что же побудило градостроителей возвести в центральной части города столь странное сооружение, явно выделяющееся из числа всех остальных соседних жилых кварталов?

В 1780-х гг., еще, вероятно, до основания города на этом месте был возведен редут, предназначавшийся для обороны строящейся судостроительной верфи. К 1825 г. редут был преобразован в острог, где содержались заключенные Морского ведомства. А в 1830 г. на этой территории появилась церковь с необычной историей и не сохранившаяся, к сожалению, до наших дней.

К середине 1820-х г. в г. Николаеве существовало пять православных храмов. Самым старым из них являлся построенный в 1789-1794 гг. Адмиралтейский собор, стоявший на главной городской площади.

На углу улиц, которые впоследствии были названы Рождественской (ныне Лягина) и Купеческой (сейчас Потемкинская) располагалась довольно большая церковь Рождества Пресвятой Богородицы, возведенная в 1799-1800 гг. В 1803-1804 гг. на улице, впоследствии названной Малой Морской, была построена Единоверческая Церковь Рождества Богородицы. В 1807-1808 гг. на городском кладбище возвели Кладбищенскую церковь Всех Святых. И, наконец, к 1817 г. начала действовать Свято-Никольская Греческая Церковь, давшая впоследствии название улице Никольская, на которой она была расположена [1]. Географически, все эти храмы располагались в центральной, наиболее состоятельной части города. И лишь одна Кладбищенская церковь находилась неподалеку самого бедного городского района - Адмиралтейской слободки, жители которого испытывали значительное стеснение в отправлении своих религиозных нужд. Однако на сооружение новых храмов требовались значительные средства, которых у жителей этого района не было.

25 марта 1825 года Высочайше было утверждено «Положение для образования крепостных арестантов в арестантские роты», согласно которого вводилось понятие арестантских рот, формировавшихся из осужденных военнослужащих и гражданских лиц. Расквартировать данные роты следовало в крепостях и использовать в основном на крепостных работах. Первоначально таких рот было всего три (по 120 человек в каждой). Однако в том же «1825 г. Высочайше повелено было сформировать из 2000 человек арестантов, находившихся в черноморских портах, в том числе из гражданских преступников и бродяг, переданных туда из ближайших губерний, 15 арестантских рот в Николаеве и Севастополе для употребления людей сих в адмиралтейских работах» [2].

Для арестантов были введены тюремные правила жизни, поведения и работы. Подчинялись данные роты обер-интенданту Черноморского флота и портов. К ним приписывались как военные преступники (в том числе моряки) так и гражданские, которых, впрочем, было большинство [2].

Стоит ли говорить, что в связи с тем, что основное судостроение Черноморского флота было сосредоточено в г. Николаеве, большинство данных рот было расквартировано именно здесь. Для размещения арестантов подошел бывший редут располагавшийся на землях Морского ведомства неподалеку от самого Адмиралтейства. В связи с размещением в нем арестантов, с 1825-1826 гг. его стали называть Острогом.

Для отправления религиозных нужд на территории Острога, закрытой для посещения посторонними лицами, было решено возвести православную церковь во имя Св. Алексия, строительство которой было начато уже в 1827 г. Формально, строящаяся церковь была приписана к Адмиралтейскому собору. В июне 1827 г. Адмиралтейский собор отошел вместе со строящейся Острожной церковью из епархиального ведомства в военное [3].

11 мая 1827 г. из данного собора за противозаконные поступки был уволен священник С. Чинченков [3, 186], которому суждено было стать первым священником Острожной церкви. Он был выслан в город Екатеринослав, однако отказался от назначения и остался в Николаеве. В связи с этим был определен к строящейся Острожной церкви, но до окончания строительства С. Чиченков должен был служить пока в Кладбищенской церкви. Однако, уже 10 ноября 1827 г. он вновь запрещен в служении, а 21 декабря 1827 г. уже отрешен и от Острожной церкви [3].

15 ноября 1829 г. к Адмиралтейскому собору был назначен четвертый священник, ввиду ближайшей необходимости в проведении служб в Острожной церкви [4].

Постепенно комплектовалась и ее утварь. В декабре 1829 г. главным священником армии и флота настоятелю Адмиралтейского собора было выдано предписание об устройстве Св. Алексеевской церкви при Остроге с выдачей антиминса, а богослужение в церкви было поручено «совершать поочередно священниками Адмиралтейского собора» [5, 152]. А в феврале 1830 г. инспектор ластовых и рабочих экипажей Черноморского флота генерал-майор В.С. Тулубьев обратился к настоятелю Адмиралтейского собора с просьбой откомандировать священника в Острожную церковь для приема утвари и ризницы [3].план

Возложена данная миссия была на священника Адмиралтейского собора Петра Захаровича Высоту, который в марте 1830 г. принял в острожную церковь необходимые в священнослужении вещи по регистру, обнаружив при этом значительную недостачу таковых [4, 17].

13 марта 1830 г. в Св. Алексеевской церкви был избран староста - унтер-офицер 1-го военно-рабочего арестантского батальона Даниил Данник [4, 21].

В исполнении указа Екатеринославской духовной консистории «заготовленный Екатеринославским архиерейским домовым правлением новый Св. Антиминс в устроенную г. Николаева при тамошнем остроге церковь, сего 4 апреля (1830 г), по подписанию его епископом Гавриилом Екатеринославским, Херсонским и Таврическим, в Консисторию уже отправлен... в специальном ящике … в Адмиралтейский собор» [4, 42].

В сентябре 1830 г. Черноморская исполнительная экспедиция обратилась в Адмиралтейский собор с отношением о составлении положения для ежегодного содержания церкви с рассмотрением вопроса о возможности удовлетворения ежегодных расходов на церковь «без участия казны» [4, 54].

К сентябрю 1830 г. строительство Острожной церкви уже завершено, она снабжена ризницей и антиминсом, составлен список имущества. Однако до этого, при ее осмотре 23 июня 1830 г. настоятель Адмиралтейского собора отметил, что «иконостас для Острожной церкви исполнен небрежно». Освящение церкви должно было состояться 30 июня 1830 г., но в связи с вопросом об иконостасе, оно было отложено [3, 382-383].

И лишь 30 сентября того же года Стефаном Заушкевичем, протоиереем Адмиралтейского собора церковь была освящена в честь Святого Алексия [3, 45].

В октябре 1830 г. ордером главного священника армии и флота протоиерея Мансветова к служению в Алексеевской церкви был назначен бывший священник Хотинской крепости Александр Ефимович Ржевский [3; 5,344]. Он стал первым священником уже действующей церкви. В последующие 27 лет службу в церкви правили священники Адмиралтейского собора, причислявшегося в военному ведомству. Денег на ее содержание выделялось крайне мало. А собирать собственные средства церковь практически не могла ввиду изоляции ее от внешнего мира из-за нахождения на территории Острога. Однако сохранились сведения, что при ней в этот период была обустроена звонница с четырьмя медными колоколами весом: 1) 24 пуда 17 фунтов, 2) 15 пудов 16 фунтов, 3) 5 пудов 30 фунтов, 4) 4 пуда 30 фунтов. [6]

В 1857 г. арестантские роты были упразднены, их труд, ввиду большей эффективности заменен трудом наемных работников. Николаевский морской острог утратил свое назначение и был ликвидирован [2, 244]. Сама церковь к тому времени представляла собой довольно жалкое зрелище и службы в ней были прекращены. Хранителем церковной утвари после закрытия являлся бывший староста церкви - отставной майор Алябьев, сдавший все церковные деньги в Адмиралтейский собор [6]. Сторожить закрытое здание церкви было поручено унтер-офицеру 4-го ластового экипажа Николаю Никифорову, который повел себя ненадлежащим образом и был отправлен в экипаж обратно. В связи с тем, что заменить его было некем, церковь оставалась без охраны [6].

Адмиралтейская часть г. Николаева по прежнему была ограничена в количестве располагавшихся в ней православных храмов. Ввиду этого, жители близлежащих к бывшему Острогу кварталов обратились к николаевскому городскому Голове с прошением определить в церковь священника и проводить в ней богослужения.

6 апреля 1860 г. николаевский Городской Голова обратился к николаевскому Военному Губернатору с прошением: «В числе прочих зданий Черноморского ведомства, подаренных городу Николаеву, состоит и Острог, при коем находится церковь, устроенная для бывших арестантов Морского ведомства. Окрестные жители просят о дозволении в острожной церкви свободного богослужения с назначением туда постоянного священника из епархиального ведомства, с тем, чтобы утварь оставалась до того времени пока не будет выстроена на месте Острога вновь предлагаемая церковь» [7, 1-2].

Вскоре, указом Синода №2766 от 22 июня 1860 г. были объявлено, что «устроенную при бывших морских арестантских ротах в г.Николаеве, приписанную к тамошнему Адмиралтейскому собору церковь во имя преподобного Алексия, человека Божия, отчислить от Адмиралтейского собора и из армейского ведомства в Херсонскую епархию, а утварь временно оставить» [6]. И уже 20 августа 1860 г. церковь принята Херсонской епархией в свое ведение со всем имуществом, кроме церковных сумм [7]. За этим сразу же 27 августа 1860 г. последовал указ о сокращении числа священников при Адмиралтейском соборе [5].

26 сентября 1860 г. первым старостой Алексеевской церкви, уже в составе Херсонской епархии, сроком на три года был избран майор Александр Лапин [7].

В августе 1860 г., согласно описи, протоиерей Михайловский, священник Кмита и староста церкви передали, а протоиерей Станиславский, священник Александр Гайдебуров и новый староста майор Лапин приняли здание церкви со всем имуществом в ведение Херсонской епархии [7, 52].

С этого времени для Алексеевской церкви наступил новый этап в ее жизни – приходской. Первым ее священником в этом качестве стал Александр Гайдебуров, до этого служивший в николаевской Греческой церкви [8,3].

Еще в 1855 г. жители города входили с прошением к Преосвященному Иннокентию, архиепископу Херсонскому и Таврическому о сооружении в адмиралтейской части г. Николаева нового трехпрестольного храма. Был начат сбор средств на его постройку, разработаны фасад, план и смета для предоставления через Святейший Синод, в Главное управление путей сообщения и публичных заведений [8,3].

11 февраля 1861 г. Городская Дума рассматривая вопрос о строительстве новой церкви, приняла решение «построить его на прежде предполагаемом месте – на углу ограды Острога, а Алексеевскую церковь, ставшую приходской, освободить от взноса свечной прибыльной суммы до построения нового храма т.к. она передана из Морского ведомства в самом жалком состоянии». Попечителям церкви были назначены священник А.Гайдебуров, староста майора Лапина и городской Голова, купец Николаева. Тогда же Думой было разрешено разобрать стену, окружающую упраздненный Острог и камень использовать на постройку новой церкви [8].

Алексеевская церковь в тот период находилась в плачевном состоянии. «6 мая сего года в здании бывшего Острога, внутри ограды с левой стороны, обвалилась крыша на десять саженей, от чего поломались стропила, а справой стороны сорвано с угла два полотна железа. Требуется срочное исправление, так как в этом здании помещается церковь», - говорилось в рапорте николаевской городской Думы от 08 мая 1863 г. [4].

Для облегчения доступа прихожан к церкви, в стене, ограждавшей бывший Острог, был обустроен вход с ул. Острожной (ныне Б. Морской).

В октябре 1864 г. четыре колокола, находившиеся ранее в Алексеевской церкви, были уничтожены – их использовали при переливке разбитого большого колокола Адмиралтейского собора весом 332 пуда, отлитого еще в 1791 г. Их металл, весом 49 пудов 15 фунтов, был добавлен к новому колоколу для собора. А Алексеевская церковь временно осталась без колоколов ввиду ее бедности [9,5].

11 октября 1871 г. поручик Н.Г. Подлигайлов и священник А.Ф. Корочанский, при свидетеле - священнике Г.И. Семененко, купили во 2-й Адмиралтейской части в квартале № 188 у потомственного почетного гражданина Ф.И. Соболева кирпичный одноэтажный дом для помещения в нем молитвенного дома во имя иконы Касперовской Божьей Матери [10,38]. 11 сентября 1872 г. Городская Дума приняла решение передать для размещения данного молитвенного дома принадлежащее городу место, выходящее на ул.Херсонскую [11].

На месте бывшего Острога в то время размещался Гласный морской суд, а в 1900 г. эта территория была приобретена Главным тюремным управлением для содержания заключенных. 12 августа 1900 г., в ходе проведенного осмотра было установлено, что на его территории находятся: двухэтажное здание фасадом на восток, арестантские казармы, Свято-Алексеевская церковь и башня Аммосовского отопления [12].

09 декабря 1900 г. образован временный строительный комитет под председательством Э.Э. Кибера, а с 12 января 1901 г. – инженера-технолога Г.Н. Теодоровича, для перестройки Острога. Работы по его реконструкции были начаты уже в конце февраля 1901 г. Предлагалось достроить третий этаж и переделать два нижних этажа главного тюремного корпуса, купить здание Св.Алексеевской приходской церкви со всем имуществом за 25000 рублей, устроить в ней чугунную лестницу для хода на хоры [12].

Проектировалось также соединить церковь с главным корпусом арестного отделения и устроить в церкви особую галерею с решеткой для посещения заключенными богослужений. Однако против этого протестовали прихожане. Епархиальное начальство сочувственно к этому отнеслось [13].

В газете «Южная Россия» за №43 от 15 февраля 1902 г. было помещено объявление о том, что «собрание прихожан Св. Алексеевской церкви для обсуждения вопроса об отпуске здания церкви исправительному арестантскому отделению за предлагаемы главным тюремным управлением 25000 рублей состоится 17 февраля» [14].

Собрание прихожан изъявило согласие уступить здание и имущество церкви за указанную сумму тюремному ведомству. Тогда же было решено, что церковь все же будет соединена особой пристройкой с помещениями строящегося арестантского исправительного отделения и будет служить нуждам этого отделения [15].

К октябрю 1902 г. Алексеевская церковь уже передана тюремному ведомству за нее уплачены деньги [16].

Между тем, деятельность по возведению новой церкви, взамен Алексеевской продолжалась. В 1902 г. образован строительный комитет для ее создания. В приходе, оставленном пока без церкви насчитывалось около 6000 человек. В основном это были беднейшие слои населения города. Новый комитет, имея в распоряжении 25000 рублей, вырученные от продажи Алексеевской церкви, обратился к городскому управлению с просьбой принять активное участие в постройки церкви в виде бесплатного отвода земли для церкви в месте, где ранее располагалась ремесленная управа – между улицами Херсонской, Садовой и Одесской [16] 14 ноября 1902 г. на заседании Городской Думы это предложение было поддержано [17].

29 июля 1903 г. Комитет по строительству Алексеевской церкви приступил к разборке здания и служб бывшего ремесленного общества, расчищая место для постройки новой церкви. А в мае 1904 года там состоялось закладка храма в честь Касперовской иконы Божьей Матери, строительство которого было окончено лишь к 1915 г. [1,28]

31 августа 1903 г. при Алексеевской церкви было открыто приходское училище. Заведовал им священник Зверев [18]. Посторонние прихожане по-прежнему допускались в церковь на территории Арестантского отделения. В том же 1903 г. греческой королевой Ольгой Константиновной для Алексеевской церкви при исправительном отделении был пожертвован крест [19].

Место, где располагалась Алексеевская церковьИстория сохранила для нас имена священнослужителей, правивших службу в Св.Алексеевской церкви.

Настоятели: священник Александр Иосифович Гайдебуров (1861-1865), священник Анатолий Федорович Корочанский (1865-1882, с 1877 - протоиерей), протоиерей Иоанн Гончаров (1883-1902), священник Серафим Федорович Купчевский (1902-1915), священник Григорий Митрофанович Швачко (1915-1920).

Вторые священники: священник Михаил Григорьевич Преображенский (1862-1863), священник Януарий Вартминский (1863), священник Сильвестр Демиденков (1863-1864), священник Григорий Петрович Титов (1864-1875), священник Михаил Васильевич Войтов (1875-1895, с 1893 - протоиерей), священник Николай Яковлевич Делов (1896-1902).

Туманной пока остается судьба Алексеевской церкви после 1917 г. Известно лишь, что служба в ней проводилась до 1920 г., когда она и была закрыта. Само здание церкви не сохранилось до наших дней, его судьба после 1920 г. и дата разрушения также неизвестны. Не сохранилось даже ни чертежей ни рисунков ни фотоснимков Алексеевской церкви, по которым мы могли бы судить о ее внешнем виде. Исследования и поиск в данном направлении продолжаются.

Список литературы:

1. Д.И.Заковоротний «Храмы прибужья» Николаев, 2004 г. с.16-21, 27-28
2. Яневич-Яневский К. Исторический обзор учреждения и упразднения арестантских рот Морского ведомства // Морской сборник 186 № с.231-244
3. ГАНО, ф-168,оп.1,д.5, Журнал вводящих и исходящих бумаг Адмиралтейского собора. л. 186, 348, 366 л.382-383
4. ГАНО, ф-168,оп.1,д.6-а
5. ГАНО, ф-168,оп.1,д.269, л.152, 344
6. ГАНО, ф-168,оп.1,д.83
7. ГАНО, ф-222,оп.1,д.680, л. 1-2
8. ГАНО, ф-222,оп.1,д.653
9. ГАНО, ф-168,оп.1,д.418, л.5
10. ГАНО, ф-378 оп.1 д.2, л.38
11. ГАНО, ф-222,оп.1,д.1378
12. Отчет по постройке исправительного арестантского отделения в г.Николаеве. 1901-1903.-Николаев, тип.А.Г.Шнейдера, 1902 с.13
13. Газета «Южанин» от 19.08.1901 г.
14. Газета «Южная Россия» № 43 от 15.02.1902 г.
15. Газета «Южная Россия» № 66 от 15.02.1902 г.
16. Газета «Южная Россия» № 268 от 24.10.1902 г.
17. Газета «Южная Россия» № 289 от 14.11.1902 г.
18. Газета «Южная Россия» от 31.08.1903 г.
19. Газета «Южная Россия» № 149 от 14.06.1903 г.

Авторы статьи: И.В.Гаврилов, Д.А.Оранский 

Оставить комментарий

Николаевский БазарЪ на twitter