От прошлого через настоящее к будущему...

Искатель правды

"Мир в миниатюре: Николаев железнодорожный"

В Николаевском областном краеведческом музее представлен интерактивный макет города с действующей железной дорогой (в масштабе 1:87). Кроме макета, на выставке представлены уникальные материалы и предметы, которые рассказывают об истории железной дороги Николаева и области.
Выставка будет работать с 27 июля по 1 декабря 2017 года. Стоимость: для детей и студентов - 10 грн., для взрослых - 15 грн.
О жизни городка Dreamcity, читайте в новом разделе нашей фотогалереи.

Так можно было бы оценить судьбу флотского доктора медицины А.Н.Петрова, который пронес через всю свою жизнь любовь к поэзии. Его трагическая биография — это не только глубокий след в истории народа, который так и не покорился воле «вождя» и «клики тиранов». Благодаря тому, что удалось отыскать более трёхсот стихотворений, а еще — удивительные по своему содержанию дневники, можно с точностью представить, сколько страданий выпало на его семью интеллигентов. Дневниковые записи вместе со стихами некогда известного в Николаеве врача — уникальная летопись, которая позволяет с максимальной точностью восстановить жизнь в нашем городе в его лихие годы.

 В поисках счастья

Александр Николаевич Петров (14 апреля 1880, Санкт-Петербург — 26 июня 1957, Николаев) родился в семье рабочего фабрики «Треугольник» и домохозяйки. Его отец всегда мечтал уйти в монастырь, но не монахом, а послушником. Большую роль  в  воспитании сына сыграла мать, которая учила “любить правду” и ”жить по правде”. Парень учился в школе доктора Видемана для одаренных детей из рабочих семей, а вскоре — в Императорской Военно-медицинской академии, где и начал писать стихи. Дебют «поэта Петрова», как его в шутку называли, состоялся в “Кронштадтском вестнике” в мае 1900 года. В редакции этой газеты он и познакомился со своим будущим тестем — легендой флота генерал-майором Е.П.Тверитиновым — первым русским флотским электриком, который принимал участие в установке первого в империи уличного электрического уличного освещения в Кронштадте, занимался организацией электроосвещения Зимнего дворца с помощью «Свечей Яблочкова», другом С.О.Макарова со времен Ахал-Текинской экспедиции в Туркестане. Благодаря этому подвижнику флота разработан первый в истории морской аккумулятор, позволивший обеспечить иллюминацией московский Кремль на коронации Александра III. А будучи редактором газеты «Кронштадтский вестник», Е.П.Тверитинов первым опубликовал сообщение о создании А.С.Поповым радиоприемника.

 Такие «литературно-врачебные» обстоятельства судьбы позволили А.Н.Петрову вскоре стать другом семьи генерала, впоследствии — его любимым зятем. С того времени он с головой окунается в военную медицину, отчасти — литературное творчество. Как участник многих событий он рьяно пишет о русско-японской войне («Памяти моряков, погибших в Цусимском бою», ”К последним дням Порт-Артура”), а с нежностью — о своей супруге Ольге, которую нежно величал ”Окочкой” («Мы оба счастия искали…”).

Карьера была стремительной. Вскоре А.Н.Петров служил младшим врачом в 131-м пехотном резервном полку, поскольку “за пользование в Академии стипендиею Военного ведомства обязан прослужить четыре года”. Каковым же было удивление, когда спустя два месяца ”Высочайшим  приказом по морскому ведомству за №728 переведен во флот”. Тогда сбылась его мечта, ведь он так полюбил море благодаря своему деду Нефеду. Тот слыл “морским волком” парусного флота, ведь отдал стихии свыше сорока лет, совершив при этом три кругосветных путешествия («На службе дед держался стойко, / Отец мне часто говорил, Что даже Адмирал Завойко / Служаку боцмана любил!»).

 

«И нет моей душе покоя»

С началом Первой мировой войны доктор медицины А.Н.Петров был назначен флагманским врачом первой партии траления мин заграждения. Согласно Морскому Уставу, на этой должности мог служить один из старших врачей экипажей, при этом заведуя медчастью на эскадре, а также следил за здоровьем экипажа, освидетельствовал качество и количество принимаемых на корабль медикаментов, контролировал состояние лазаретов, качество принимаемой на корабли провизии, а во время кампании принимал меры по сохранению здоровья команды.

Несмотря на такие, казалось бы, небоевые обязанности, А.Н.Петров не раз проявил свои мужество и отвагу. Свой первый орден он получил уже через две недели после Первой мировой: тогда, в августе 1914 года, немецкие корабли заминировали проход в Финский залив. Для того, что бы сделать проход в минном заграждении, впереди русской эскадры броненосцев выдвинулась группа минных тральщиков. Пользуясь возможностью, немецкие крейсеры, находящиеся неподалёку, открыли залповый огонь по суденышкам. Последним приходилось чрезмерно рисковать: маневрировать между двумя эскадрами броненосцев по минному полю, да ещё и под обстрелом врага. Когда же тральщик “Проводник” зацепил своим тралом сразу же три мины, прогремел взрыв. Тогда из 30-ти человек команды погибло одиннадцать, а семеро получили ранения. Вскоре находящиеся команды бросились спасать из воды  экипаж, при этом продолжая выполнять боевые задачи. Вскоре в послужном списке А.Н.Петрова появилась запись: ”Приказом Командующего флотом Балтийского моря награждён Орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами за самоотвержение и отличное мужество, проявленное 14 Августа сего года во время траления мин под огнём неприятельских крейсеров и при взрыве тральщика  “Проводник” на неприятельской мине заграждения”. Вскоре были получены и другие награды. В частности, Орден Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом он получил “за храбрость и мужество, проявленные при выполнении операции, сопряженной с явной опасностью для жизни и имеющей большое боевое значение”.

«Долина жизни – место боя»

С началом революционных событий 1917 года А.Н.Петров был ошеломлен радикальными изменениями. Несмотря на это, эйфория была недолгой: уже вскоре он увидел, как обещанные свобода и демократия превратились в кровавую анархию, а к власти пришли ”лжецы и лицемеры”. Тогда им был написан цикл стихов, в которых он пытается предостеречь народ от охватившего безумия («И нет душе моей покоя… / Восстал с мечом на брата брат. / Долина жизни – место боя, / Где братья павшие лежат!»). Тогда еще он взывал к народу объединиться перед нависающей угрозой (“Всем! В дни испытаний”), но не все от него зависело: он уповал на Господа, который должен был помочь народу («Когда б Христос в сердцах людей воскрес!»). Тем не менее, по своей натуре А.Н.Петров остается жизнелюбом и продолжал писать свои стихи, отчасти обращается к жанру романса.

«Октябрьский  переворот» доктор медицины застал на судне ”Усть-Нарва”, где он служил флагманским врачом. Свою оценку этим событиям он выразил в стихотворении ”В дни анархии”, написанном сразу же: 25 октября 1917 года. Как вскоре вспоминал А.Н.Петров, революция поглощала своих детей, как гидра: уже в начале 1918 года разгул бандитизма и грабежей в северной столице достиг угрожающих масштабов: большевики уничтожали офицерский состав армии и флота прямо на улицах!

Когда оставаться в Петрограде стало крайне опасно, семья Петрова принимает решение переехать в Николаев, на родину С.О.Макарова — друга семьи Тверитиновых. Вместе с ними в город приехали и две сестры его жены: Вера Будкевич, вдова лейтенанта  флота с тремя детьми, а еще — Надежда Юркевич, тоже вдова. Есть подозрения, что их мужья были убиты во время революционной смуты. В Николаеве они жили по 1-й Слободской, 27. Вскоре судьба разбросает семью по свету: сестры навсегда уедут в Ниццу, а Петровы навек останутся жить в нашем городе, в доме по ул. Одесской, 70.

 

«Скрытый гнев волнует наши груди»

В Николаеве А.Н.Петров нашел работу сразу же: он устроился врачом на завод “Ремсуд”, а в 1920 году — зав. холерным отделением горбольницы, в которой воочию столкнулся со  страданиями обреченных людей («Слыша крик в стенах горящих зданий, / Я спасаю брата и сестру»). Начиная с 1924 года, он  занимается частной врачебной практикой. К этому его подтолкнула  инвалидность, а еще — бедность, из-за которой так страдали дети.

Казалось, что мучения того времени нескончаемы. Младшая дочь Татьяна - “Тата”, как они её ласково называли, была инвалидом: у неё был несрастающийся перелом голени правой ноги. Вскоре пришла еще одна беда: умерли родители врача в городе Старая Русса Новгородской губернии. Узнав об этом с чрезмерным опозданием от сестры Надежды, он напишет “Светлой памяти матери моей”.

Однако и это не все. Вскоре семью Петровых настигает другое горе: умирает младшая дочь Танечка. И это все сопрягается с началом череды расстрелов в Николаеве: в застенках ЧК тогда немало казнено «врагов революции» («Смерти ждут, томятся в тюрьмах люди, / На свободе ходят палачи»). Казалось, обволакиваемое семью горе нескончаемо. В это время у А.Н.Петрова пошатнулась вера в Бога, собственные силы, отчего приходят мысли о  смерти, а чернила поэта надолго застывают. Тем временем его супруга Ольга уже носила под сердцем плод сына, которого при рождении назвали Николенькой.

«Ты уходил с последним эшелоном»

С началом Великой Отечественной войны А.Н.Петров на время забывает о своём неприязненном отношении к существующей власти и пишет серию стихотворений антифашистской направленности. В частности, выражает уверенность, что враг будет разбит, ведь его народ и армия — непобедимы! Пишет он и сатирические произведения (“О домовитом мужике Кузьме и бандите Адольфе”), однако местные редакторы не рискуют брать их в печать.

Тем временем его сын Николай — студент Московского университета, гостивший в Николаеве, с началом всеобщей мобилизации явился на призывной пункт, но его не берут во внимание ввиду его прописки по месту учёбы. Ему говорят, что если он не явится в столичный военкомат, его запишут в дезертиры. Несмотря на приближение фашистов к Николаеву, Петров-младший едва ли не последним эшелоном пытается убыть в столицу. Каково же было горе отца, когда состав, на котором ехал сын, наткнулся на передовые вражеские колонны. Поезд  разбомбили, а тех, кто выжил и пытался убежать, немцы взяли его в плен... и отпустили. Возможно, потому, что владел немецким. Известно, что языку его учила мать — выпускница Санкт-Петербургского Елизаветинского института. К сожалению, вернувшись в оккупированный город, Петров-младший попал в прицел недругов: один из его однокашников, желая услужить немцам, доложил в комендатуру о его «немецком». Вскоре Николая обязали работать  переводчиком. Однако, злой рок сыграл иную злую шутку: этот же товарищ сразу же после освобождения Николаева донес уже советским властям о том, что парень был пособником фашистов. Наказание было строгим: десять лет лагерей. Сын врача вышел на свободу только через девять лет: по амнистии, причем после смерти И.Сталина.

Во время оккупации и после освобождения города А.Н.Петров написал немало стихов, в которых раскрыл злодеяния фашистов, описывал ужасы войны в нашем городе, а еще о том, как молодым парням приходится отдавать свою жизнь за Родину, а в 1950-е, истязаемый муками за бездарно утраченную жизнь в стране «ненависти и зла», посвящает стихи жене Ольге. Пишет врач и о сыне с тревогой за его судьбу. В своих поэмах “В поисках правды”, “Путь к милосердию” он предстал как зрелый поэт-лирик, пытающийся установить равновесие в разрушенном мире. Имея острое ощущение несправедливости, А.Н.Петров болезненно воспринимал жестокость режима, в котором люди становились безмолвными “винтиками”, а в обществе царила атмосфера страха, доносов и насилия. Ему, как морскому офицеру, человеку чести с обостренным чувством достоинства, было нелегко. И только воспоминания возвращали его в молодость, в те далекие годы службы на флоте, где он «вдыхал пыль солёной влаги», «слышал мерный стук машин».

Незадолго до смерти поэт-врач Петров, которого смело можно было бы назвать диссидентом, напишет завещание потомкам, в котором поблагодарит сердце, «что умело в дороге радости дарить», светочам науки, «всегда пленявших разум мой», а еще - «звёздам и вселенной», «солнцу и луне». Очевидно, в этом и была вся правда жизни выдающего человека — врача от Бога Александра Петрова. Истину, которая встретилась ему в результате больших триумфов и бед, свалившихся на судьбу его бесстрашного народа.

 

Авторы статьиОльга Криницкая, Тарас Креминь

 

Александр Петров

***

(фрагмент)

Я видел палачей за стенами кремля, -

Это тёплое логово лютого зверя.

И как кровью людей насыщалась земля,

Как росла человеческих жизней потеря.

 

Он замучил, казнил миллионы людей,

Миллионы на каторгу гибнуть отправил.

А Свободу и Правду, великий злодей,

Под тюремным замком обезглавил!

 

Я видал на несчастной отчизне моей

Черепа, размозжённые пулей “нагана”;

Сотни тысяч погибло в подвалах людей…

От руки палачей по указке тирана!

 

В каждом городе, доме, деревне, селе

Черной тенью носилося горе…

Не смущало нисколько бандита в кремле

Слёз и пролитой крови великое море!

 

Подхалимов толпой он себя окружил,

Целовать себе пятки лакеев заставил,

Чтобы каждый поэт ему гимны трубил,

Чтоб газетный кагал его славил и славил!

 

Истязатель попов и погромщик церквей,

Людоед в бутафорской короне монарха, -

Гримируясь в Кремле под московских царей,

Он завёл и “Всея” до ”Руси патриарха”!

 

И с тех пор как в кремле воцарился злодей,

Удушитель добра и свободы,

На искания Правды – надежды людей

Мной растрачены долгие годы.

 

Но я верю в одно, что народ – богатырь,

Осознавший неправду и подлость обманов,

Развернётся во всю исполинскую ширь

И растопчет “вождя” и всю клику тиранов!

1947 г.

Николаевский БазарЪ на twitter