От прошлого через настоящее к будущему...

Титулованный памятник

"Мир в миниатюре: Николаев железнодорожный"

В Николаевском областном краеведческом музее представлен интерактивный макет города с действующей железной дорогой (в масштабе 1:87). Кроме макета, на выставке представлены уникальные материалы и предметы, которые рассказывают об истории железной дороги Николаева и области.
Выставка будет работать с 27 июля по 1 ноября. Стоимость: для детей и студентов - 10 грн., для взрослых - 15 грн.
О том, как создавался этот макет, читайте на нашем сайте.

Памятник на могиле Н.А. Рудневой, урожденной графини СантиКаждый некрополь в своих пределах хранит определенные тайны и не всегда приоткрывает над ними завесу, особенно, если это завеса людского забвения. Отправной точкой получения информации о человеке, похороненном на некрополе, зачастую является только надгробный памятник, установленный на его могиле. Как правило, "чтение" надгробия позволяет узнать лишь самое основное о его "владельце": фамилия, имя, отчество; даты рождения и смерти.

Памятник также может передавать информацию о социальном положении умершего, роде занятий, его чинах и званиях и даже наградах. Каждый случай получения сведений об умершем - своеобразный акт прикосновения к истории. Особенно если это касается людей, которые, так или иначе, участвовали в значительных исторических событиях, оставив по себе память потомков.

К сожалению, такая память не всегда хранится, и время, безжалостное в своем стремлении только вперед, делает все, чтобы прах человека остался только прахом. Да и здравствующим ныне людям не всегда интересно, кто и когда ходил теми же улицами что и они, жил под тем же солнцем и луной...

Герб графов СантиПамятники разрушаются ветрами и дождями, страдают от рук вандалов, перемещаются с места на место, надписи на них зарастают лишайниками и мхом, затираются теми, кто узурпировал части надгробий с чужих могил для своих почивших родных, укрывая и стирая, кажется навсегда, память о конкретном человеке. Иногда этими действиями уничтожается целый пласт истории (достаточно вспомнить пример некрополей Одессы или Херсона, где над могилами основателей городов теперь расположены парки, стадионы, заводы и т.д.).

Старый некрополь Николаева не является исключением. Он, хоть и сохранился в некоторой степени, но значительная часть памятников над могилами разбиты, переставлены, склепы разграблены. Находка любого старого памятника, на котором содержится информация об умершем, является событием. Зачастую надпись на нем прочитать уже невозможно, но иногда всесильное время разрешает прикоснуться к прошлому. После поднятия тяжелого памятника, кропотливого труда по "вычитке" данных на нем, как бы в знак благодарности, проступают слова и цифры.

Таким способом возвращаются из забвения имена некоторых людей, память о которых, их могилы, казалось, навсегда утрачены для потомков. Среди таких памятников об одном следует рассказать особо, поскольку история, которую он открыл несколько лет назад, является в какой-то степени уникальной для нашего края. Однако, все по порядку.

Еще весной 2011 года неподалеку от Кладбищенской церкви было обнаружено небольшое, довольно скромное мраморное надгробие. След на верхней его поверхности свидетельствовал, что когда-то он был увенчан таким же мраморным крестом. На передней облицованной части высечена надпись, покрытая слоем мелкого лишайника. С первого взгляда стало очевидно, что памятник относится к середине ХІХ века. Из «личной» информации эпитафии просматривалась только фамилия, имя и отчество – «РУДНЕВА НАДЕЖДА АЛЕКСАНДРОВНА», а также год смерти – «1860 г.». Выяснить что-то более подробнее не представлялось возможным, хотя надежда прочитать остальные строки, высеченные на камне, не покидала.

Фамильный склеп БуксгевденовПочему-то изначально закралась уверенность в том, что эта дама каким-то образом была связана с флотом, уж больно простым, строгим, но от этого ничуть не менее величественным веяло от него. Это купеческие фамилии воздвигали на могилах почивших близких целые творения скульптурного искусства, а памятники на могилах офицеров флота, в том числе и адмиралов, ставились куда более скромные.

Вскоре, при «вычитке» надписи на памятнике Рудневой Н.А. удалось установить, что между фамилией и датами жизни высечена еще одна фамилия - девичья. А кроме этого указано, что «урожденная» вдобавок ко всему является еще и... ГРАФИНЕЙ! Осталось только одно: по силуэтам высеченных на мраморе букв оставалось только точно определить девичью фамилию, то есть графский род, и собирать дальнейшую информацию. Следует отметить, что упоминание на памятнике умершей о ее девичьей фамилии, как правило, подчеркивало ее значимость.

Примечательным является и тот факт, что на некрополе Николаева присутствуют только две в своем роде «титулованных» могилы: фамильный склеп семьи Буксгевденов и могила контр-адмирала барона Г.Г. Майделя.

Буксгевдены были в числе первых крестоносцев, прибывших в Ливонию и основавших Ливонский орден. Известными представителями старинного графского рода Остзейского дворянства являются: Альберт фон Буксгевден - основатель г. Рига, Буксгевден Иван Филиппович - полковник, командир Астраханского гренадерского полка, герой Бородинского сражения и Буксгевден София Карловна - фрейлина последней русской императрицы Александры Фёдоровны.

Николаев числился «заштатным» городом Российской империи и «господа» с подобного рода титулами бывали здесь лишь проездом.

Ф.М. СантиВ ходе проведенной работы стало ясно, что под довольно скромным памятником покоится «Надежда Александровна Руднева, урожденная графиня Санти» - первая жена будущего вице-адмирала Российского императорского флота Ивана Григорьевича Руднева, героя обороны Севастополя, старшего флагмана Черноморского флота и, впоследствии, Севастопольского градоначальника.

«Фамилия Графов Санти, как в свидетельстве от Герцога Савойскаго Карла Эммануила, данном двум братьям Санти показано, поколение свое ведет из города Александрии и 1417 года по привилегии Герцога Миланскаго, объявлена не благородною, но и присвоена к Герцогскому дому».

Прадед Надежды Александровны обер-гофмаршал и тайный советник Франциск Матвеевич Санти служил при дворах многих европейских государей, в частности, у ландграфа Гессен-Гомбурга обер-гофмаршалом и тайным советником. После нескольких лет службы в 1724 году был приглашен Петром І в Россию «для отправления геральдического художества» и тогда же назначен товарищем герольдмейстера.

По грамоте 1718 года от Герцогини Курляндской Шарлотты Софии Гессен-Гобургской был «пожалован маетностями» в герцогстве Курляндском.

Лев Францевич Санти –  дед Н.А. РудневойВ 1727 году, за участие в заговоре графа П.А. Толстого, имевшем целью доставить престол, по смерти Екатерины І, голштинской герцогине Анне Петровне, сослан в Сибирь, где первое время содержался в Якутском остроге, скованный по рукам и ногам, а потом в Верхоленском остроге и Усть-Вилюйском зимовье.

Иркутский вице-губернатор Сытин позволил Ф.М. Санти в 1734 г. бывать в Иркутске, где он пользовался полной свободой и женился на дочери умершего подьячего Петра Татаринова, Прасковье.

От этого брака родился дед Надежды - Лев Францович, который впоследствии женился на Анне Александровне Нарбековой.

Отец нашей героини, Александр Львович (1769-1838 г.г.), начал свою службу корнетом в гвардейском Преображенском полку. Ступени его карьеры – действительный статский советник, генерал-интендант 1-й армии в Отечественную войну, генерал-лейтенант. В 1812 -1813 годах состоял Киевским губернатором. Александр Львович Санти был женат на Иоанне Францевне Кшенкович-Позняк (ум. в 1848 г.).

Начиная от основателя российской ветви, Франца, этот графский род переплетался брачными узами с такими фамилиями как Эберны, Тевяшевы, Толстые, Софиано, Бутурлины. Родной дядя Надежды Александровны, Петр Львович Санти (ск. в 1821 г.), камергер и сенатор, был душеприказчиком княгини Е.Р. Дашковой - первого директора Российской императорской академии наук.

Его Императорское Высочество, Великий Князь Николай НиколаевичКак видим, русские представители рода Санти были достаточно знатными и занимали значительные должности в государстве, а роднились даже со «столбовыми» боярскими родами.

Саму Надежду Александровну Санти, самую младшую дочь из семьи, выдали замуж за не "столбового", но за геройского дворянина, офицера Черноморского флота Ивана Григорьевича Руднева. Точной даты их венчания установить не удалось, равно как и того, где оно происходило, каким образом в наших краях оказалась сама Надежда Санти (ее семья проживала в Москве). Но о значительности положения и связях жениха, который был на 17 лет старше невесты (вполне обыкновенная разница в возрасте для того времени), свидетельствует многое.

Что и говорить, если 25 октября 1859 года, когда у капитана 2 ранга и кавалера Руднева Ивана Григорьевича и Надежды Александровны, родилась дочь Мария, свидетелями ее крещения были записаны: Генерал-адмирал Великий князь Константин Николаевич; его Императорское Высочество, Великий князь Николай Николаевич и заведующий Морской частью в Николаеве, Свиты Его Величества контр-адмирал Бутаков Григорий Иванович. Об этом свидетельствует запись № 382 в Метрической книге Адмиралтейского Николаевского собора.

Его Императорское Высочество, Великий Князь Константин НиколаевичПредставьте только, что в г. Николаев в качестве «кумовей», как бы сейчас сказали, приезжает сразу два Великих князя империи - сыновья почившего императора Николая І и родные братья здравствующего императора Александра ІІ, а также такая величина, как контр-адмирал Бутаков Г.И.! Следует сказать, что Г.И. Бутаков был другом И.Г. Руднева еще с юности, его боевым товарищем по флоту и обороне Севастополя в Крымскую войну 1853-1856 гг.

Менее чем через год, в сентябре 1860 года, Надежда Александровна Руднева, урожденная Санти, умерла в г. Николаеве в возрасте 23-х лет и была похоронена неподалеку от церкви Всех Святых на городском кладбище. Более история не сохранила для нас никакой информации об этой молодой женщине, корни родового древа которой уходят в солнечное Средиземноморье.

Известно только, что Н.А. Санти была выпускницей Смольного института благородных девиц (выпуск № 27 в 1854 г.). Из всех дочерей А.Л. Санти она была самой младшей. Кстати говоря, все ее сестры – Анна, Мария, София Александровны, также окончили полный курс Смольного института.

Отдельно хочется сказать и о самом И.Г. Рудневе, поскольку он был мужем нашей героини, а чудом сохранившийся памятник наверняка поставлен им же.

Вице-адмирал И.Г. РудневИван Григорьевич Руднев родился 5 января 1820 года в семье потомственного дворянина, помещика Горбатовского уезда Нижегородской губернии, Григория Ивановича Руднева. В 1829 году он оформлен кандидатом, а 3 января в 1830 года зачислен для обучения и воспитания в Морской кадетский корпус.

В 1836 году Иван Руднев произведен в корабельные гардемарины, и с этого момента начинается его служение Отечеству на различных кораблях Балтийского и Черноморского императорских флотов. С присвоением первого офицерского звания, он к своей фамилии получил приставку - Руднев 5-й.

С начала Крымской войны И.Г. Руднев в звании капитан-лейтенанта командует пароходо-фрегатом «Херсонес», который впоследствии будет затоплен в Севастопольской бухте для предотвращения входа неприятельского флота в Севастополь.

Начиная с сентября 1855 года, капитан-лейтенант Руднев поступил в распоряжение вице-адмирала Панфилова, командовавшего «морскими командами Северной стороны». Фактически в его ведении находился весь комплекс береговых батарей, включавший и батареи Второй оборонительной линии. Руднева назначили командиром группы, состоящей из батарейных расчетов №№ 35, 36 и 37. Их позиции представляли собой замкнутое укрепление редутного типа, расположенное на возвышенности между Сухарной и Графской балками. За это командование во 2-й оборонительной линии капитан 2 ранга И.Г. Руднев 18 марта 1856 года был награжден орденом Св. Анны 2-й степени с Императорской короной и мечами. Через год он был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени «...за 18 морских компаний».

И.Г. Руднев и М.И. ЖдановаПосле окончания Крымской войны «Херсонес», которым командовал И.Г. Руднев, был поднят. В 1857 году поручив его ремонт своему помощнику, Руднев находился в плавании на коммерческих судах в Черном и Средиземном море. По ходатайству Н.А. Аркаса уже 27 октября 1858 года капитан 2 ранга Руднев из резерва был переведен на действительную службу. Оформив передачу «Херсонеса» своему преемнику, Руднев принял назначение командиром 29 флотского экипажа с местом службы в Николаеве. Судя по всему, именно в это время и появляется в Николаеве наша героиня – графиня Надежда Александровна.

В сентябре 1859 года Иван Руднев производится в капитаны 1 ранга, а в марте 1860 года назначается командиром 1-го сводного Черноморского экипажа. Этот период связан с возрождением Черноморского флота. В связи с реорганизацией Севастопольского порта и изменением организационно-штатной структуры капитан 1 ранга Руднев 1 января 1869 года производится в контр-адмиралы, «состоящим по Черноморской флотилии».

Затем - Балтийский флот, а 1 января 1874 года контр-адмирал Руднев назначается старшим флагманом Черноморского флота. Снова участие в русско-турецкой войне, награды за боевые победы - по их количеству и почету Руднев уверенно приближался к своему однокашнику, коллеге-соревнователю адмиралу Григорию Бутакову.

Памятник на могиле И.Г. Руднева  на Братском кладбище СевастополяС 30 августа 1882 года И.Г. Руднев принял должность Севастопольского градоначальника, а 27 мая 1885 года вышел указ о зачислении вице-адмирала Руднева «по флоту», что при его боевых заслугах и по положению о морском цензе означало почетную отставку. Через два года вице-адмирал Руднев будет пожалован бриллиантовым перстнем с императорским вензелем.

Вице-адмирал Иван Григорьевич Руднев скончался 26 декабря 1894 года и по собственному завещанию был похоронен среди своих друзей и соратников по обороне Севастополя, на Братском кладбище.

Следует заметить, что Руднев И.Г., после смерти Надежды Александровны, был женат вторым браком на Марине Ясоновне Ждановой, дочери николаевского надворного советника Я.Р. Жданова.

От второго брака кроме дочерей Анны, Евгении, Зинаиды, Александры, Лидии и Софии были сыновья Леонид, Сергей, Николай и Владимир. Николай и Леонид стали морскими офицерами и достойно служили Отечеству.

Могила Ясона Романовича, его жены Марфы Ивановны, детей четы Рудневых-Ждановых Владимира, Александры и Лидии, умерших в детском возрасте, также находятся на старом некрополе г. Николаева напротив Всехсвятской церкви. Но это уже совсем другая история.

А в стороне от церкви стоит скромный, но величавый памятник, увековечивающий память молодой титулованной дамы, жизнь которой, хоть и короткая, переплелась с биографиями многих известных людей. Пока будет жива память о них, будут помнить и Надежду Александровну Рудневу, урожденную графиню Санти.

Автор статьи: Алексей Кравченко

Николаевский БазарЪ на twitter