От прошлого через настоящее к будущему...

Тени «забытой» войны

"Мир в миниатюре: Николаев железнодорожный"

В Николаевском областном краеведческом музее представлен интерактивный макет города с действующей железной дорогой (в масштабе 1:87). Кроме макета, на выставке представлены уникальные материалы и предметы, которые рассказывают об истории железной дороги Николаева и области.
Выставка будет работать с 27 июля по 1 ноября. Стоимость: для детей и студентов - 10 грн., для взрослых - 15 грн.
О том, как создавался этот макет, читайте на нашем сайте.

Август 2014 года ознаменовался столетием со дня начала Первой мировой войны. Войны, изменившей ход истории, но в советское время незаслуженно забытой. В преддверии этой даты на старом городском кладбище Николаева уцелевшие памятники над могилами участников первой мировой бойни были украшены «георгиевскими» лентами и венками.

Их до наших дней сохранилось немного. В основном, это могилы офицеров, погибших на полях сражений «за веру, царя и Отечество». Данные о них более или менее известны местным краеведам, имеются даже фотографии некоторых погребенных.

А в одном из кладбищенских секторов расположен скромный металлический памятник, затаившийся в буйных зарослях сирени. Кто-то сердобольный, по-видимому, ухаживающий за расположенными рядом могилами родственников, украсил надгробие скромным венком.

На памятнике нет имен, только надпись:

«Погибшіе при исполненіи
боевого служебнаго долга
при взрывѣ  Эск. Мин.
«БЕЗПОКОЙНЫЙ»
у берегов Румыніи
27 августа 1916 г.»

При прочтении этой надписи сразу возникает много вопросов: что это за эсминец, почему он взорвался, кто погиб при взрыве, сколько их и почему они похоронены в Николаеве?

После поражения России в русско-японской войне 1904-1905 годов перед руководством военно-морских сил государства стала первоочередная задача по восстановлению и модернизации флота, поскольку морские границы империи остались фактически беззащитными от возможного внешнего вторжения. Для этого в первую очередь необходимы были реформы управления военно-морскими силами. Аппаратом для управления морским ведомством являлся Главный морской штаб, организация и деятельность которого, особенно в последнее время перед русско-японской войной, была одной из причин поражения русского флота.

Морской министр, адмирал И.К. Григорович в рабочем кабинете, 1914 г.Главный морской штаб требовал решительных изменений. Это сознавалось многими офицерами флота, из среды которых выдвинут проект о создании нового управленческого органа, который должен ведать оперативными вопросами и плановой подготовкой флота к войне, с оставлением за Главным морским штабом лишь строевых и распорядительных функций. В результате, 2 апреля 1906 года был образован Морской генеральный штаб, руководство которого незамедлительно приступило к работе по реформированию военно-морского флота.

В апреле 1907 года Морским генеральным штабом на утверждение правительства предоставили разработанный план военного кораблестроения, получивший название Малой судостроительной программы. Для Черноморского флота, в частности, она предусматривала постройку 14 новейших эскадренных миноносцев. Программу утвердили Совет министров и Государственный совет, но Дума в полном составе проголосовала против выделения кредитов на постройку боевых кораблей. В сознании обывателей прочно застряла боязнь повторения Цусимы и, соответственно, «бесполезной траты» денег на нужды флота.

Принявший в марте 1911 году портфель Морского министра адмирал И.К. Григорович решительно взял дело по постройке новых военно-морских единиц в свои руки. На пороге человечества стояла новая, невиданная доселе по своим масштабам война. Ведущие мировые державы вооружались полным ходом, пытаясь обогнать друг друга в мощи и количестве средств взаимоуничтожения.

Спуск одного из эсминцев «дерзкой» серии Уже 19 мая был утвержден закон «Об ассигновании средств на усиление Черноморского флота», в соответствии с которым должны были строиться 3 линкора, 9 эсминцев и 6 подводных лодок. Для постройки кораблей государство выделяло 150,8 млн. рублей. При этом ставка делалась на отечественные судостроительные заводы и компании.

Многолетним «поставщиком» боевых кораблей Черноморского императорского флота был Николаев, где в то время располагались две крупнейшие судостроительные компании – «Общество Николаевских заводов и верфей» (ОНЗиВ) и «Русское судостроительное общество» (РусСуд). Оба предприятия прошли необходимую реконструкцию. На территории ОНЗиВ были построены крытый двухпролетный эллинг для крейсеров и эсминцев и открытый стапель для линкоров. Были модернизированы судостроительная, котельная, турбинная и башенная мастерские. Механическая часть завода поставляла котлы любых систем, производила сборку и испытания турбин, а также изготавливала артиллерийские башни со всеми механизмами.

В конкурсе на проектирование турбинных эсминцев для Черноморского флота участвовало 6 заводов. В качестве прототипа был выбран эсминец «Новик», с его мощной артиллерией и высокой скоростью хода. Хотя первое место занял Путиловский завод Петрограда - единственный из русских, имевший опыт проектирования и постройки подобных кораблей, заказ на 4 эсминца 8 августа 1911 года передали ОНЗиВу, занявшему лишь 4-ое место, но обещавшему сжатые сроки выполнения работ. Главное управление кораблестроения и снабжения разрешило Обществу строить корабли по собственным чертежам.

Эскадренный миноносец «Беспокойный» на ходовых испытаниях, 1914 г.Николаевские эсминцы новой серии были зачислены в списки Черноморского флота 11 октября того же года с присвоением названий: «Беспокойный», «Гневный», «Дерзкий» и «Пронзительный». После уточнения и одобрения чертежей Морское министерство 11 февраля 1912 года заключило с ОНЗиВ контракт на постройку этих эсминцев. Два из них необходимо было подготовить к ходовым испытаниям не позднее 7 февраля 1914 года, а вторую пару – через шесть месяцев. Цена каждого эсминца составила 2 млн. руб., не считая стоимости вооружения.

На момент размещения заказа ОНЗиВ было единственным предприятием, которое в соответствии с контрактом обязалось полностью построить корпуса и все механизмы для эсминцев у себя на заводе. В кратчайшие сроки рабочие Общества освоили производство турбин Броун-Бовери-Парсонс, а также котлов системы Торникрофт с нефтяным отоплением и самостоятельно приступили к их выпуску. Отдельные части турбинных механизмов (лопатки и роторы) все же пришлось заказывать во Франции и Бельгии. Сборка же и стендовые испытания турбин полностью проводились на заводе.

В июне 1912 года ОНЗиВ началало постройку стапелей в двойном крытом эллинге, а уже 20 сентября были заложены эсминцы «Беспокойный» и  «Гневный», спущенные на воду 18 сентября 1913 года. Их место сразу же заняли «Дерзкий» и «Пронзительный», построенные в небывало короткие сроки.

Первая проба машин первенца серии - «Беспокойного» состоялась 2 марта 1914 года. Начались ходовые испытания, при которых устранялись неполадки котлов и дефекты механизмов.  Силовую установку эсминцев, водоизмещением 1190 т, составляли 2 паровые турбины, мощностью в 23,5 тыс. л.с., и 5 котлов при двух винтах. На вооружении находились 3х1 102 мм орудия, 2х1 7,62-мм пулемета, 5х2 надводных 457-мм торпедных аппарата, 80 мин заграждения. Экипаж каждого миноносца составлял 111 человек, в том числе 7 офицеров.

Вскоре к «Беспокойному» присоединились и его собратья. Официальная передача всех четырех миноносцев состоялась в Севастополе 16 октября 1914 года после устранения отмеченных при испытаниях недостатков. Эсминцы организационно составили 1-й дивизион эскадренных миноносцев Минной бригады Черноморского флота. Это были самые современные корабли своего класса на всем черноморском театре. В свой первый боевой поход дивизион вышел в полночь 23 октября 1914 года для постановки минных заграждений у Босфорского пролива.

Начальник минной бригады ЧФ князь В.В. ТрубецкойЭсминец «Беспокойный» участвовал в набеговых операциях на коммуникации и побережье противника, нес разведывательную и блокадную службы у берегов Турции, выставлял мины на подходе к проливу Босфор и в районе Варны, обеспечивал и прикрывал минные постановки легких сил флота. Совместно с другими кораблями уничтожил до 76 турецких парусников, 8 транспортов и судов. Корабль имел столкновения с турецкими лёгкими крейсерами «Бреслау» и «Гамадие» («Гебен»).

Во второй половине 1915 года, по мере вступления в строй эскадренных миноносцев типа «Счастливый», интенсивность использования «Беспокойного» и других эсминцев типа «Дерзкий» несколько снизилась. Тем не менее, 11 декабря 1915 года «Беспокойный» потопил турецкие канонерские лодки «Tachkeupru» и «Iesgar», а 31 декабря того же года - германскую подводную лодку «UC 13».

В кампанию 1916 года «Беспокойный» совершил 14 боевых походов для обстрела турецкого побережья, минных постановок, обеспечения походов линейных кораблей и перевозок войск. При этом было потоплено 70 турецких парусных судов.

Утром 27 августа 1916 года после совместной с эсминцем «Гневный» постановки мин северо-восточнее Варны и обстрела пристани г. Коварна, «Беспокойный» под брейд-вымпелом начальника минной бригады капитана 1-го ранга князя В.В. Трубецкого направился к Констанце в Румынии, которая только две недели назад вступила в мировую бойню.

С самого начала войны, уже два года, Румынское правительство металось от одной враждующей стороны, к другой, не в силах выбрать между двумя жирными кусками: русской Бессарабией, которую обещали отдать румынам после войны немцы, и венгерской Трансильванией – ее обещала Антанта. В конце концов «трансильванская» чаша весов перевесила. В ночь с 14 на 15 августа 1916 года Румынские войска пересекли границу Австро-Венгерской империи и двинулись вглубь Трансильвании.

Румынская армия на маневрахОдин из немецких генералов как-то в шутку сказал: «Нам все равно, на чьей стороне выступит Румыния. Если она выступит на нашей, нам потребуется десять дивизий, чтобы спасти ее от разгрома, если против нас, то потребуется те же десять дивизий, чтобы ее разгромить». Спасать Румынию от разгрома пришлось Российской империи, поскольку, несмотря на достаточно высокую численность армии «мамалыжников», в плане военной подготовки она была никудышной.

Румыны не могли наладить достаточное военное взаимодействие со своими новыми союзниками, то есть, армией и флотом России. Заминировав подходы к своему Черноморскому побережью, руководство королевского флота даже не удосужилось оповестить русские суда о данных заграждениях. Последствия такой безалаберности не заставили долго себя ждать.

«Гостеприимность» новых союзников пришлось испытать на себе эсминцу «Беспокойный». При подходе 27 августа 1916 года северным фарватером к Констанце в 11:30 он напоролся левым бортом сразу на две мины злополучного румынского заграждения. Подрыв первой мины произошёл под средним котельным отделением, второй - под отделением левой кормовой турбины. Оба отделения, а также прилегающие к ним помещения, были затоплены.

Буксировка «Беспокойного» после подрыва на минахВ результате взрыва погибло двое моряков: нижние чины флота Роман Ермоленко и Мефодий Данилов. Кочегар, уроженец Тамбовской губернии унтер-офицер 1-й статьи Григорий Найденов получил значительные ожоги, но остался жив.

Несмотря на полученные пробоины корабль сохранил плавучесть и был отбуксирован в Констанцу, где произвели временную заделку пробоин, откачали воду, частично разгрузили и демонтировали вооружение. В течение 3-6 сентября «Беспокойный» при помощи спасательного судна «Черномор» доставлен в Николаев и 8 сентября поставлен в док завода «Наваль» ОНЗиВ.

В тот же день на городском кладбище, на краю сектора, отведенного для погибших военных, состоялось погребение матросов Романа Ермоленко и Мефодия Данилова. Николаевская земля, с которой моряки взошли на палубу нового корабля, стала последним их пристанищем. Никакой торжественности, только последние скромные флотские почести, небольшая заметка в местной прессе и одна на двоих могила. Позже над ней установили такой же скромный памятник, сваренный возможно из стали, служившей материалом для изготовления эсминца, на котором до конца выполнили свой боевой долг рядовые моряки.

Французский эсминец «R-1» («Беспокойный») в Константинополе, 1919 г.Вихрь политических событий 1917 года практически никак не затронули эсминец «Беспокойный», ремонтные работы на котором, продолжались до самого июня. После ремонта корабль на боевые операции не выходил. С середины декабря того же года «Беспокойный» вошел в состав Красного Черноморского флота. Впоследствии эскадренный миноносец постигла судьба большинства его боевых собратьев по службе на Черном море. В течение 1918-1919 годов он переходил из рук в руки: новорожденная страна Советов, Германия, французы. Французское командование даже переименовало «Беспокойный», присвоив ему бортовой номер «R.1» переведя из Чёрного моря на Средиземноморский театр.

Эсминец «Беспокойный» в Бизерте (Тунис), 1922 г. В августе 1919 года эсминец был передан Черноморскому флоту Вооруженных сил Юга России (ВСЮР), база которого располагалась в Новороссийске. В течение 1920 года боевой корабль участвовал в боях в северо-западном районе Чёрного моря, на Азовском море и в районе Керченского пролива. В конце концов, 14 ноября 1920 года в Севастополе «Беспокойный» принял на свой борт эвакуированных участников Белого движения и совместно с Русской эскадрой навсегда покинул родные берега.

Через месяц корабль перешел в Бизерту, ставшую базой русских «изгнанников». После признания правительством Франции де-юре СССР 29 октября 1924 года на эскадренном миноносце «Беспокойный» под траурный марш духового оркестра был спущен Андреевский флаг, экипаж распущен. Эсминец простоял в Бизерте еще почти 10 лет, пока не был разобран одной французской частной фирмой на металлолом.

Андреевский шлюпочный флаг  с «Беспокойного», снятый во время нахождения корабля в Бизерте (в данное время продается) На флоте существует поверье, что у каждого корабля, как и моряка, есть душа. Тихо умирая вдали от Родины корабль, наверное, вспоминал свое рождение, первые испытания, буруны пены под форштевнем, боевые выходы и гром артиллерийских дуэлей с противником. Быть может, вспоминалось ему и побережье Румынии, где пришлось принять на себя удар минных постановок союзников, потеряв при этом двух матросов-кочегаров. Боевой корабль легендарного типа «Новик» умер в забвении...

А на старом некрополе Николаева таким же позабытым и ненужным стоит памятник двум рядовым матросам Черноморского флота, скромным труженикам боевого корабля, имена которых давно канули в Лету. Надгробие понемногу ржавеет. Привинченный к нему как память об эсминце вентиль парового котла, сняли руки охотников за металлом.

Только тени остались от участников войны, названной в Европе Великой, а у нас долгие годы забытой. Забытой Первой мировой войны…

Автор статьи: Алексей Кравченко

Этот день в истории Николаева:

Даты до 1917 года указаны по старому стилю

1873:

Открытие железнодорожного движения по линии Николаев - Знаменка

Николаевский БазарЪ на twitter