От прошлого через настоящее к будущему...

Создатель первой "Малютки" (Асафов Алексей Николаевич)

"Мир в миниатюре: Николаев железнодорожный"

В Николаевском областном краеведческом музее представлен интерактивный макет города с действующей железной дорогой (в масштабе 1:87). Кроме макета, на выставке представлены уникальные материалы и предметы, которые рассказывают об истории железной дороги Николаева и области.
Выставка будет работать с 27 июля по 1 ноября. Стоимость: для детей и студентов - 10 грн., для взрослых - 15 грн.
О том, как создавался этот макет, читайте на нашем сайте.

История отечественного судостроения, особенно военного, не была столь радужной, как она представляется в официальных книгах и биографиях конструкторов и строителей кораблей. Под давлением объективных и субъективных обстоятельств, политико-идеологических догм и культа руководителей военное кораблестроение превратилось в драму идей, кораблей и людей. Вспыхивали и гасли идеи, драматически складывались судьбы кораблей, безжалостно превращаемых в груды плавающего или переплавляемого металлолома, и еще более трагичными были судьбы конструкторов, которых бросали в тюрьмы или расстреливали. Одним из актов такой драмы была жизнь А.Н.Асафова и созданных им кораблей, в частности, подводных лодок "малютка" и "Правда".

***

Алексей Николаевич Асафов родился 18 марта 1886г. в Кронштадте в семье рабочего военного пароходного завода. С ранних лет Алексей начал трудиться на судостроительном заводе в качестве ученика, мечтая стать морским инженером. После окончания общеобразовательного училища Алексей поступил на кораблестроительное отделение Петербургского политехнического института, который окончил в 1911г.

Инженерную деятельность Алексей Асафов начал на Новом Адмиралтействе (нынче - завод "Судомех") в Петербурге, где участвовал в постройке канонерской лодки, а затем - линейного корабля "Гангут" (типа "Севастополь"). Здесь он познакомился с одним из авторов проекта этого корабля, известным русским кораблестроителем, профессором И.Г.Бубновым. Через год Алексей Асафов перешел на Балтийский завод, где служи производителем работ, а затем стал заведовать бюро по подводным лодкам, строившим корабли по проектам И.Г.Бубнова.

После организации Нобелем и Лесснером в Ревеле (Таллинн) завода "Ноблеснер" для постройки подводных лодок, туда перешел работать брат И.Г.Бубнова - Г.Г.Бубнов, который стал техническим директором. Братья Бубновы пригласили к себе в Ревель и Алексея Асафова, который в течение 5 лет был строителем подводных лодок, разработанных И.Г.Бубновым.

Первая мировая война остановила строительство лодок в Ревеле, флот вынужден был в ледовых условиях отойти в Кронштадт, чтобы не быть захваченным немцами. Поэтому в 1918г. Асафов вернулся в Петроград и возглавил ремонт подводных лодок на Адмиралтейском и Балтийском заводах. За это Петросовет наградил Алексея Николаевича именными часами. В дальнейшем, в связи с развалом судостроения после революции и гражданской войны, Алексей Николаевич остался без профессиональной работы.

В 1924г. Асафова неожиданно назначили начальником Севзапвоенпрома, а через два года - главным инженером Сестрорецкого оружейного завода под Ленинградом.

В эти годы в Главном Политическом Управлении страны (ОГПУ) возникло подозрение о новой вредительско-диверсионной организации, известной под названием "Промпартия". Вот цитата из БСЭ (1955г.), характеризующая эту организацию: "Промпартия (промышленная партия) - подпольная контрреволюционная шпионско-диверсионная организация верхушки буржуазной технической интеллигенции, действовавшая в СССР с 1926 по 193- гг.". В 1928г. ОГПУ, как официально сообщалось, раскрыло "заговор Промпартии". Начались массовые аресты технической интеллигенции, был арестован и А.Н.Асафов. "Мудрое советское правительство" тех времен, возможно, знало каким путем были получены "признательные показания", поэтому "как раскаявшихся", членов Промпартии приговорили максимум к десяти годам лишения свободы. И поскольку среди них была сплошная инженерная и научная элита, все они продолжали в заключении заниматься творческой работой.

Для разработки новых образцов военной техники было создано "Особое техническое бюро" ("Остехбюро") ОГПУ с филиалами в Москве и Ленинграде. Ленинградское "Остехбюро" работало при нынешнем заводе "Судомех" (бывшем Ново-Адмиралтейском). В это время во всех крупных флотах мира, в том числе и в советском, который создавался, витала идея "эскадренной подводной лодки", которая должна была действовать в составе надводных сил и участвовать в сражениях флотов. Именно такую подводную лодку и предложил спроектировать Асафов.

В качестве прототипа Алексей Асафов принял проект большой подводной лодки, разработанный И.Г.Бубновым еще в 1914г. и тогда же отклоненной Морским техническим комитетом. Разработав в 1930г. эскизный проект, содержавший ряд оригинальных технических решений (в частности, наружные шпангоуты), А.Н.Асафов представил его на рассмотрение Управлению Военно-Морских Сил и получил одобрение начальника ВМС Р.А.Муклевича. 23 ноября 1930г. Реввоенсовет СССР издал специальное постановление "О проекте эскадренной подводной лодки, разработанной вредителями под наблюдением ОГПУ", которым предписал дальнейшее проектирование и постройку.

Разработку технического и рабочего проектов поручили Техбюро №4 (впоследствии - ЦКБ-18, сейчас ЦКБ МТ "Рубин"). Руководил этими работами конструктор первых советских подводных лодок Б.М.Малинин. В 1931г. при разработке рабочих чертежей возникли разногласия между Асафовым и конструкторами Техбюро №4, а также моряками-подводниками. В корабле обнаружили ряд серьезных недостатков: малая осадка, огромный запас плавучести (92 процента), из-за которого оказались слишком высокий надводный борт и большое время погружения; малая глубина погружения (в два раза меньше уже достигнутой), что делало корабль уязвимым для всех видов противолодочного оружия; плохая маневренность под водой, слабое торпедное вооружение и т.д.

Мнения специалистов высказал командир бригады подводных лодок Балтийского моря М.Ф.Стороженко. В рапорте Муклевичу он указал на все недостатки эскадренной подводной лодки и завершил его категорической фразой: "Лодка Асафова ни в коем случае не должна быть принята". Но мнение конструкторов и моряков не совпадало с точкой зрения начальника ВМС Р.А.Муклевича, который с самого начала поддерживал идею создания этой эскадренной подводной лодки. Будучи амбициозным и авторитарным руководителем, Муклевич обрушился на противников лодки Асафова в духе того времени, направив Реввоенсовету Балтийского флота резкое "послание": "...Так выступать, как выступил Стороженко по поводу подлодок нельзя, и Реввоенсовет должен на подобные выступления обратить серьезное внимание и в корне их пресечь. Стороженко еще нужно поучиться самому, а не стремиться поучать других в тех вопросах, в которых он сам еще слабо разбирается... Попутно обращаю внимание, что вновь выдвинутые флагманы обнаруживают прежнее стремление заниматься вопросами большой морской политики. С этими "традициями" прошлого необходимо покончить. Их дело учить подчиненные им соединения использованию своего оружия в бою и учиться самим, а что касается вопросов морской политики, то ее будут решать те органы, в компетенции которых эти вопросы входят".

После такого окрика эскадренная подводная лодка "Правда" в мае 1931г. была заложена, Стороженко сняли с должности комбрига и посадили в тюрьму как "вредителя", а Алексей Николаевич Асафовв следующем году был освобожден из тюрьмы и назначен главным инженером Техбюро №4. Но "рок событий" не обошел и Муклевича: в этом же году вместо него на должность начальника ВМС СССР назначили В.М.Орлова, по настоянию которого Реввоенсовет СССР вновь рассмотрел "дело" об эскадренной подводной лодке, в результате чего постройку трех лодок приостановили.

Специально созданная комиссия разработала ряд предложений по улучшению лодки. В конце концов эскадренная подводная лодка IV серии "Правда" была построена и принята флотом в 1936г. Однако все ее недостатки не удалось устранить, что вызывало много нареканий подводников. Например, новый командир бригады подводных лодок Балтийского флота Е.К.Самборский в своем рапорте писал, что создание такой неудачной подводной лодки "явилось результатом ошибок, а может, быть и вредительства".

Однако и Муклевич не сдавался. В 1934г. его назначили начальником Главморпрома Наркомата тяжелой промышленности. После сдачи флоту подводной лодки "Правда" Муклевич в январе 1937г. написал доклад Сталину, в котором расхвалил достоинства новой лодки: "Чрезвычайно высокие качества проявили на сдаточных испытаниях подводные лодки типа "Правда". Эти лодки показали прекрасную маневренную способность и мореходность. В свое время против лодок этого класса была развита большая полемика, в результате чего осуществление проекта лодки (автор Асафов) задержалась почти на два года". Этот восторженный отзыв Муклевича о лодке "Правда" не спас ни лодку, ни самого Муклевича. После постройки трех лодок, дальнейшее строительство было признано нецелесообразным, а самого Муклевича, как "вредителя" арестовали и расстреляли. Так закончилась драма идеи эскадренной подводной лодки.

Подводные лодки типа "Правда", непригодные для боевого использования, во время Великой Отечественной войны применялись как транспортные. В сентябре 1941г. "Правда", выйдя с грузом продовольствия и боеприпасов для защитников Ханко, подорвалась на мине и утонула. Вторая лодка - "Звезда" - при транспортировке топлива из Кронштадта в Ленинград была обстреляна немецкими береговыми батареями, но, несмотря на повреждения, прибыла в осажденный город. Третья - "Искра" стояла на приколе в базе и артиллерийским огнем поддерживала оборону Ленинграда.

Вторая "драма идей, кораблей и людей" разыгралась с тем же А.Н.Асафовым и его новым проектом - лодкой "малюткой".

В начале 1930-х годов у военно-морского руководства СССР возродилась идея создания Тихоокеанского флота. И поскольку мощных судостроительных заводов на Дальнем Востоке не было, то решили (по опыту России) строить подводные лодки в европейской части и перевозить их на Тихий океан по железной дороге. Проект такой небольшой подводной лодки поручили разработать Техбюро №4. За эту работу взялся Алексей Николаевич, бывший уже главным инженером этого бюро. Не привлекая никого и не консультируясь, Асафов взял в качестве прототипа подводную лодку "Минога" конструкции И.Г.Бубнова, который оставался для него непререкаемым авторитетом.

В марте 1932г. Реввоенсовет СССР утвердил проект малой подводной лодки VI серии, получившей название "малютка". Это была однокорпусная, одновальная лодка, вооруженная только двумя торпедными аппаратами и 45-миллиметровым орудием. Асафов впервые предложил передовой метод сборки корпусов путем электросварки. Рабочее проектирование и постройку большой серии подводных лодок поручили николаевскому заводу имени Андрэ Марти (ЧСЗ). Под руководством А.Н.Асафова, приехавшего в Николаев завод разработал рабочий проект, но наотрез отказался от применения электросварки, заменив ее клепкой на стыковых планках. Для транспортировки готовых лодок на заводе спроектировали и построили 18 стодвадцатитонных железнодорожных транспортера. Готовые корпуса лодок проверялись в специальной герметичной док-камере, в которой создавалось необходимое давление воды.

В марте 1933г. была спущена первая "малютка", а за ней последовала серия из 30 кораблей. Но испытания головной лодки обнаружили ряд недостатков: плохая обитаемость, низкая мореходность, малая скорость хода всплытие носовой части после торпедного залпа и др. Прибывшая в Николаев комиссия из ученых и военно-морского начальства изучила причины этих недостатков и разработала рекомендации по их устранению. Одной из причин низкой подводной скорости оказалась клепка корпусов. Асафов и члены комиссии настояли на применении сварки, но завод вначале просто стал сваривать прочный корпус по стыковым планкам для клепки, и лишь потом заводские технологи решились на сварку обечаек встык. Последующие лодки были первыми цельносварными.

Во время постройки первых подводных лодок VI серии на заводе случился пожар, в котором обвинили англо-немецких диверсантов. Пострадало три лодки. Всего было построено 30 "малюток", из которых 28 отправили на Дальний Восток, а две оставили для Черного моря (во время войны автор видел транспортер с "малюткой" на железнодорожных путях; ее куда-то перегоняли).

А.Н.Асафов умер 21 февраля 1933г. в возрасте 48 лет. О причинах его смерти существует две версии. Пер первой из них Алексей Николаевич, в связи с неудачами, постигшими лодки VI серии, снова подвергся аресту и покончил с собой в тюрьме, а по другой - он был в командировке в Германии, и на обратном пути простудился (на пароходе) и умер от воспаления легких. НО истину мы никогда не узнаем.

После смерти А.Н.Асафова его "малютка" была усовершенствована С.А.Базилевским и под шифром "серия VI-бис" строилась также у нас в Николаеве (всего их построено 20 единиц).

И хотя подводники в своих мемуарах восторженно отзывались о "малютках", а официальные послевоенные историки также высоко оценили их вклад в во время последних войн с Германией и Японией, но спустя пятьдесят лет трезвая оценка специалистов в книге "История отечественного судостроения" была совсем скромной: "реального боевого значения лодки VI и VI-бис серий не имели". И в этом часть вины лежит на авторе проекта: А.Н.Асафов, судя по фамилии имел восточных предков, был амбициозным и чрезмерно честолюбивым. От своего кумира И.Г.Бубнова он заимствовал не только идеи и проекты, но и "гордое честолюбие". Как и Бубнов, Асафов стремился все разработать сам, никого не привлекать, ни с кем не консультироваться, и никому ничего "не отдавать". Но Асафов не учел, что как конструктор он не обладал знаниями и способностями И.Г.Бубнова, поэтому, создавая свои проекты, "таясь от чужого глаза", так и не смог создать хорошие корабли.

А.Н.Асафов был посмертно реабилитирован только в 1980-х.

Юрий Семенович Крючков, газета "Вечерний Николаев", 7 декабря 2004г.

Николаевский БазарЪ на twitter