Сергей Дорошенко — художник, ювелир, мастер. | Николаевский Базар
От прошлого через настоящее к будущему...

Сергей Дорошенко — художник, ювелир, мастер.

Сергей Николаевич Дорошенко родился 7 марта 1958 г. в селе Калиновка Николаевской области, где и провел детство. После переехал с родителями в Николаев, учился в детской художественной школе.

По окончании общеобразовательной школы поступил в Харьковский художественно-промышленный институт на специальность "Художник-конструктор" (сейчас это называется "Промышленный дизайнер").

Успешно окончив институт, вернулся в любимый город, работал преподавателем в родной художественной школе (которую в последствии возглавил, став директором), на Черноморском Судостроительном заводе в отделе товаров народного потребления.

В сложные 90-е года искал способы прокормить семью, вместе с друзьями писал картины и этюды, ездил продавать в Киев и Москву. Позже увлекся ювелирным делом. Именно это увлечение, ставшее призванием, привело Сергея Дорошенко в Киев, в ювелирный дом "Лобортас", где он прошел путь от рядового ювелира до главного мастера цеха. Был удостоен почетного звания кавалера ордена Перхина за достижения в ювелирном искусстве.

Его всегда увлекали сложные механизмы и их устройство. Очень часто ходил на съезды коллекционеров, антикварные лавки и барахолки, где приобретал интересные экземпляры, которые рассматривал, анализировал и черпал идеи их устройств (уникальная подборка фотографий-стереопар из личной коллекции С.Дорошенко в нашей фотогалерее).

Мастерская всегда была доверху забита разобранными детальками, макетами, инструментом и поделочными камнями. Именно в такой обстановке «когда чашку на столе поставить негде» создавались шедевры ювелирного искусства, такие как лампады для перевозки пасхального огня из Иерусалима и многие другие.

Роман Дорошенко



МАГИЯ КАМНЯ
Размышления Сергея Дорошенко

"Люблю твердые камни. В них - мощь, надежность, долговечность. Агаты, сердолики, яшмы... После хорошей обработки они очень долго сохраняют свои свойства. Хотя в композициях нужно использовать все - для создания богатой, изысканной цветовой гаммы. Тут и лазуриты, и янтарь, и малахит, и бирюза идут в ход. И не только поделочные, полудрагоценные, но и самой Природой вложенные в руку камни. Вот, например, собранная в Крыму простая базальтовая галечка, с малюсенькими агатовыми, халцедоновыми вкраплениями, - а нет ничего лучше ее для создания потрясающей картины звездного неба!

Главное для меня -- создать изделие осмысленное, хранящее дух тысячелетий, не нарушающее зрительный ряд, отобранный веками. Тогда человек действительно совершенствуется, украшая себя. Вещь становится его продолжением, оберегом. Ценность камня - совсем не в его аптечных, медицинских показаниях: если по такому принципу подбирать "свой" камень, то лучше гранита или куска асфальта не найти. Потому, что там есть и кремний, и халцедон, и полевые шпаты, - все, что угодно. Люблю те камни, что дарит мне сама жизнь, металлы - благородные, неблагородные... Все они хороши, если позволяют получить форму, добиться нужного эффекта: очаровать, втянуть в свое "железное", надежное поле красоты, защитить от хаоса и беспорядка.

Чем древнее технология, чем больше опыта старых мастеров спрессовано в изделии, тем вернее достигается желаемое единение хозяина со своими украшениями. Мозаики из камня, зернь и, особенно трудоемкая, - перегородчатая эмаль. Тут можно все испортить в самый последний момент, когда форма готова, перегородки напаяны и залиты. Особенное бережение и особенный подход - в маленькой вещи нет мелочей!

Важно все - символика орнамента, гармония сочетания свободных поверхностей металла и плоскостей, покрытых эмалью... Я часто использую медь для перегородчатой эмали. Ее цвет - цвет солнца, символ тепла, импульс, принимаемый на подсознательном уровне, и вызывающий мгновенное расположение. Золото тоже имеет свой цвет. Но оно - неизменно, статично, а медь окисляется, дает патину, массу оттенков зеленого - а это ближе к живому и гораздо интереснее.

Патина - элемент времени, она подчеркивает древность вещи, ее несомненную ценность. Подумайте только: ведь у кочевых племен каждый грамм походной поклажи был на учете. И, если они все-таки одевали на себя всю эту массу колец, серег, ожерелий, - то только потому, что верили безгранично в магическую силу своих талисманов."

По материалам сайта "ОДАБУД"

Гаражное ТелевиденЬе Николаева

Николаевский БазарЪ на twitter