От прошлого через настоящее к будущему...

Профессиональная подготовка адмиралтейских специалистов за рубежом

Совершенство конструкции, технические характеристики и постройки судов всегда в значительной мере зависели от уровня профессиональной подготовки специалистов, проектировавших и строивших корабль.

Стремление государства иметь мощный современный флот обусловливает необходимость подготовки руководящих технических кадров, способных решать профессиональные задачи на соответствующем уровне. Критерием оценки состояния и боевых возможностей собственного флота, как правило, являлось сравнение его с флотами передовых в морском и техническом отношении государств. Если говорить о черноморском парусном флоте, то такими странами в то время являлись Англия, Франция, а затем и Североамериканские Соединенные штаты.

Привнесение зарубежного опыта в собственное кораблестроение, в общем, возможно было обеспечить тремя путями: приглашением иностранных специалистов для работы в адмиралтействах, посылкой собственных специалистов для профессионального обучения или стажирования на передовые в техническом отношении зарубежные судостроительные предприятия, заказом или закупкой судов за рубежом. Так, например, основатель российского флота Петр I активно использовал все три направления в процессе создания регАлексей Самуилович Грейгулярных военно-морских сил.

Что касается черноморского судостроения, то практически одновременно с его зарождением в адмиралтействах появились иностранные специалисты, осуществлявшие техническое руководство по так называемым мелочным мастерствам. Уместно подчеркнуть, что собственно постройку судов на черноморских верфях обеспечивали, в отличие от балтийского судостроения, исключительно отечественные корабельные мастера и подмастерья, а позже корабельные инженеры. Конечно, это обстоятельство нельзя рассматривать как отражение какой-то специальной кадровой политики: просто так сложилось.

Приход 19-го века ознаменовался началом бурного развития технического прогресса, затронувшего, естественно, и такую важную отрасль мировой экономики как судостроение. Что касается отечественного флота, то его неудовлетворительное состояние в этот период было настолько явным, что правительство Николая I вынуждено было для разработки мер по его возрождению сформировать в 1825 г. «Комитет образования флота» из видных военно-морских деятелей. В состав Комитета вошел и главный командир Черноморского флота и портов вице-адмирал А.С. Грейг.

В качестве одного из направлений повышения уровня кораблестроения комитет по инициативе Грейга предложил практиковать посылку за рубеж молодых судостроителей для их профессионального совершенствования. Морской министр А.В.фон-Моллер доложил императору о предложении комитета «о посылке от Балтийского флота в Англию и французский порт Брест и от Черноморского флота в Англию нескольких из молодых офицеров или воспитанников для приобретения лучших познаний к наукам кораблестроения и принадлежащих к оному мастерствах» [1].

Вице-адмирал фон МоллерНиколай I выразил согласие с этим предложением. 11 мая 1826 г. фон-Моллер официально уведомил об этом А.С. Грейга, продолжавшего находиться в Петербурге по делам комитета. Спустя три дня последний сообщил министру, что считает целесообразным отправку за рубеж на трехлетний срок шести человек: трех для обучения кораблестроению, остальных - парусному и такелажному мастерствам. Денежное содержание командируемым Грейг предлагал назначить: кораблестроителям на первый год по 160, на второй по 180 и на третий - по 200 фунтов стерлингов; остальным соответственно по 100, 120 и 140 фунт. ст.

К 5 июню в Николаеве были отобраны кандидаты на стажировку в Англии. В список включили штурманских помощников 14 класса Василия Апостоли и Алексея Акимова, штурманского ученика Степана Чернявского для обучения кораблестроению, старшего унтер-офицера морской артиллерии Павла Вьюнова и среднего унтер-офицера Илью Пушкарского для обучения такелажному мастерству, парусного ученика 2 класса Петра Иванова для обучения парусному мастерству. Названные лица были прикреплены к штурманской роте для изучения английского языка. Преподавал его им помощник корабельного мастера Мелетин по два часа в день.

Список черноморских кандидаток и размеры денежного довольствия были утверждены Николаем I, а 9 сентября последовал высочайший указ на имя министра финансов о содержании адмиралтейских учеников за границей из сумм общих государственных доходов. 28 декабря 1826 г. все шесть учеников отплыли из Одессы в Лондон на английском купеческом судне.

Находясь в Англии, ученики регулярно присылали в Николаев отчеты о своей деятельности, из которых видно, что собственно полноценное освоение ими кораблестроительного мастерства началось лишь на третьем году их пребывания за границей, когда были преодолены языковый и терминологический барьеры, а их знания получили достаточную глубину для всестороннего понимания осваиваемой специальности. Понимая, что начался самый плодотворный период пребывания стажеров за рубежом, А.С.Грейг ходатайствовал перед морским руководством о продлении срока командировки Апостоли, Акимову и Чернявскому ещё на два года. Николай I дал согласие на дальнейшее двухлетнее пребывание молодых специалистов в Англии.Портсмут

Возвратились они через Петербург в Николаев только к весне 1832 года. Грейг, желая оценить достигнутый ими уровень знаний, 16 марта предписал обер-интенданту Н.Д.Критскому: «Имея в виду испытать на деле степень познаний приобретенных в кораблестроении офицерами корпуса корабельных инженеров Апостоли, Акимовым и Чернявским в Англии обучавшихся, я прошу поручить каждому построение особенного их малых судов, предоставив им полное право распоряжаться всеми по возлагаемой на них обязанности действиями» [2].

Чернявского направили в Севастопольское адмиралтейство, где он должен был построить два катера: 12- и 6-пушечный. Апостоли и Акимов остались в Николаеве. Первому поручили построить 22-пушечный корвет, а второму - 18-пушечный бриг по чертежу знаменитого «Меркурия».

Молодые инженеры блестяще справились с контрольным заданием. Благодаря своим знаниям и способностям они в середине 1830-х годов выдвинулись в ряд ведущих кораблестроителей черноморского флота. Уже в конце 1833 г. адмирал М.П.Лазарев, сменивший А.С.Грейга на посту главного командира, поручает Апостоли сооружение 84-пуш. линейного корабля «Силистрия»; затем следуют такого же ранга «Султан Махмуд» и «Селафаил», 60-пуш. фрегат «Мидия». Чернявский руководит постройкой 84-пуш. кораблей «Три иерарха» и «Храбрый», 120-пуш. кораблей «Двенадцать Апостолов» и «Париж», фрегатов «Браилов» и «Месемврия». В послужном списке Акимова значатся 84-пуш. корабли «Гавриил» и «Уриил», фрегаты «Флора», «Кагул» и «Кулевчи», 131-пуш. парусно-винтовой линейный корабль «Синоп».

Кроме своих знаний, стажеры привезли в Николаев коллекцию копий чертежей лучших кораблей и судов английского флота. А.С.Грейг предписал черноморским корабельным инженерам «следовать» этим чертежам при разработке новых проектов. Первым шагом в этом направлении явилось использование по предложению Лазарева чертежей, причем, практически, без «несения сколько-нибудь существенных изменений, британского 120-пушечного линейного корабля «Нептун» при сооружении надводной части корпуса и его внутреннего расположения на заложенном в марте 1832 г. 120-пуш. корабле «Варшава» [3].Адмирал М.П. Лазарев

Подтвержденный на деле высокий уровень профессионализма инженеров, обучавшихся кораблестроению в Англии, побудил М.П. Лазарева продолжить практику направления специалистов за рубеж для повышения их квалификации. В мае 1835 г. главный командир обратился к начальнику Главного морского штаба А.С. Меншикову с ходатайством об отправке корпуса корабельных инженеров поручика И.С.Дмитриева на два года в Англию. Уже 31 мая из Санкт-Петербурга пришло разрешение на командировку Дмитриева на указанный срок в крупнейшую британскую военно-морскую базу Портсмут «для усовершенствования в кораблестроении». Однако его отъезд задержался на год из-за необходимости завершения им постройки военного парохода «Северная Звезда». И.С. Дмитриев, начавший службу в 1814 г. тиммерманским учеником в возрасте тринадцати лет и дослуживший в 1833 г. до чина поручика, ко времени поездки в Англию являлся зрелым человеком и достаточно опытным судостроителем, чьи способности имел возможность оценить М.П. Лазарев, командовавший эскадрой, к которой был прикомандирован Дмитриев.

В начале 1837 г. российский посол в Англии сообщил М.П. Лазареву об ужесточении английскими властями условий стажировки русских специалистов на британских верфях и заводах. В соответствии с распоряжением Первого лорда адмиралтейства, теперь они могли посещать казенные судостроительные предприятия только с экскурсионными целями в качестве частных лиц. Понятно, что разовые кратковременные посещения мало что могли дать для повышения их квалификации. Лазарев обратился к Меншикову с просьбой исходатайствовать у Николая I позволение на поездку Дмитриева в Североамериканские Соединенные штаты сроком на 6-7 месяцев, после чего возвратиться в Англию, где до окончания командировки заняться ознакомлением с частными верфями. В конце марта такое разрешение было получено, и в середине июня 1837 г. Дмитриев прибыл в Вашингтон. По ходатайству поверенного в российских делах Президент страны распорядился допустить прибывшего инженеИнженер Дмитриев И.С.ра к осмотру всех верфей, доков, морских арсеналов, причем с правом приобретать чертежи, модели, рисунки. По прибытии Дмитриева в Англию срок его пребывания там был продлен до весны 1839 года [4].

Возвратившись в Николаев, Дмитриев до 1858 г. построил более десяти кораблей и пароходов, в том числе 84-пуш. «Императрицу Марию» и 135-пуш. парусно-винтовой линейный корабль «Цесаревич». Впоследствии этот известный судостроитель дослужился до чина генерал-лейтенанта и был назначен председателем кораблестроительного отделения Морского технического комитета.

Практически одновременно с И.С.Дмитриевым намечено было отправить в Англию и Голландию ещё трех человек, которые должны были совершенствоваться в области гидротехники и строительства морских сооружений. Необходимость их посылки обусловливалась развернувшимся в Севастополе сооружением комплекса сухих доков и нового адмиралтейства. Весной 1835 г. для командировки за рубеж были отобраны подпоручик Моисеенко и подпрапорщики Гора и Кривошей. Молодые офицеры в это время обучались «на предмет производства цивильных и гидравлических работ в черноморских портах» в институте корпуса путей сообщений в Петербурге, являясь стипендиатами Черноморского ведомства. Моисеенко уже завершал обучение, а двум другим кандидатам на зарубежную стажировку оставался ещё один курс. Денежное содержание им определялось по 200 фунт. ст. в год, равное тому, какое получали обучавшиеся до этого в Англии офицеры корпуса корабельных инженеров.

Моисеенко получил обширную инструкцию М.П.Лазарева, согласно которой его внимание во время пребывания за рубежом должно было быть, в частности, «обращено на следующие предметы:

-  на устроение  корабельных  и  других эленгов во всех их частях, крыш над ними, перемычек для выкачки из эленгов воды и на самый образ выкачки воды. Также на устроение эленга изобретения  Мортона;

-  на устройство пристаней, кранов для поднятия на суда мачт, поворотных кранов и других машин для нагрузки и выгрузки судов:

-  на устройство канатного завода с принадлежащими  машинами, смольнею, смоловаренным котлом:

- на внутреннее устройство механических мастерских, приводимых в действие парами и водою, а также всех других мелочных мастерств:

-  на устройство каналов, сухих доков, шлюзов;

- об устроении адмиралтейств, и особенно вновь сооруженного в Ширнессе». Завершалась инструкция указанием адмирала: «Вы обязаны доставлять мне ежемесячно отчет об успехах ваших занятой» [5] В октябре  1835 г. Моисеенко отбыл на пароходе из Санкт-Петербурга через Любек в Англию.

Следующая отправка адмиралтейских специалистов за рубеж состоялась в июне 1843 г. По просьбе М.П.Лазарева, Николай I в марте дал разрешение на поездку в Англию офицеров корпуса корабельных инженеров капитана С.И.Чернявского, штабс-капитана М.М.Окунева и прапорщика Александрова для усовершенствования в кораблестроении, а также трех кондукторов для обучения «по части механических установок». Чернявский, прежде обучавшийся в Англии и «получивший уже весьма основательное образование в корабельной архитектуре», командировался на одно лето, Окунев и Александров на два года, а кондукторы Ф.Пименов, Ф.Васильев и унтер-офицер И.Глотов на три года. Кондукторы направлялись на заводы судового машиностроения компании "Maudslay and Field». По прохождении там теоретического и практического обучения, предполагалось определить их на крупные английские пароходы для прохождения службы в течение нескольких рейсов в должности второго или третьего механика с целью приобретения опыта управления паровыми установками в реальных условиях морских плаваний.

Линкор "Три иерарха"В инструкции Лазарева, врученной в марте Чернявскому, говорилось: «...цель назначения вашего, чтобы вы объехали все лучшие адмиралтейства в Англии и при содействии обер-сарваера Королевского флота Саймондса могли видеть нынешнее состояние тамошнего кораблестроения, собрав все полезные сведения по этой части для наших адмиралтейств». Кратковременность командировки Чернявского обусловливалась намечавшейся модернизацией производственной базы Черноморского ведомства и желанием адмиралтейской администрации учесть при этом, по возможности, передовой опыт и последние достижения зарубежного судостроения. Окунев и Александров должны были обучаться по обычной программе, традиционной для российских стажеров.

Окунев возвратился в Николаев в 1845 г., и сразу же был послан на уральские железоделательные заводы организовывать производство якорей английской конструкции для черноморского флота. Александрова же оставили ещё на год в Англии. Продлили на год командировку и кондукторам «для приобретения основательных познаний в практической механике и управления пароходами». Правда, никому из них не пришлось послужить механиками на английских судах. Пименов и Глотов возвратились в Николаев в 1847 г., а Васильева оставили в Англии ещё на некоторое время в помощь капитану I рангга В.А.Корнилову для наблюдения за изготовлением механизмов для строившегося там по заказу Черноморского ведомства  пароходофрегата «Владимир» [6].

М.М.Окунев, ещё до перевода в 1841 г. с Балтики на Черное море, написавший книгу «Опыт сочинения чертежей военным судам, составленный для кондукторских рот учебного морского экипажа», с 1846 по 1850 год построил в Николаевском адмиралтействе пароход «Ординарец», три транспортных судна. В 1851-1853 гг. он занимался организацией постройки пароходов на Волге. В дальнейшем Окунев стал видным судостроителем, дослужился до чина генерал-майора корпуса корабельных инженеров. Однако наибольшую известность он приобрел как автор многих работ и переводов по судостроению, в том числе и капитального 7-томного груда «Теория и практика кораблестроения». Что касается Александрова, то известно, что самостоятельную постройку судов он начал только в 1852 г. Наиболее значительным его достижением стало сооружение винтового фрегата, переделанного затем в транспорт «Воин».

Очередная, и как потом оказалось, последняя группа черноморцев была отправлена в Англию для изучения кораблестроения и пароходной механики в 1848 г. Состояла она из корпуса корабельных инженеров прапорщика Н.Г.Коршикова и механических кондукторов П.Калинина. В.Федорова и А.Семенова. Денежное содержание прапорщику было определено в 350 фунт. ст. в год и единовременно 120 фунт. ст.; кондукторам по 120 фунт. ст. в год каждому и единовременно, на всех трех 30 фунт. ст. на приобретение книг  и инструментов [7].

Линкор "Двенадцать апостолов"Во время пребывания в Англии Коршикову приходилось много времени уделять наблюдению за постройкой заказанных Россией пароходофрегатов. Впоследствии он так же стал известным судостроителем, но уже периода железного и броненосного кораблестроения; дослужился до чина генерал-майора.

Анализ состава специалистов, посылавшихся от Черноморского ведомства для обучения за рубеж в 1840-х годах, свидетельствует, что проблема с руководящим звеном инженеров-кораблестроителей с высокой профессиональной подготовкой, в общем, была решена. В то же время, все более широкое использование на судах механических установок, появление в составе флота пароходофрегатов и ряд других подобных причин, обусловили все возрастающую потребность Черноморского ведомства в специалистах по судовым механизмам и постройке пароходов.

Появление в начале 1850-х годов, в составе военно-морских сил Англии и Франции винтовых линейных кораблей, в корне менявших боевые и тактические характеристики прежних флотов, принудили российское правительство к принятию решения о спешной постройке судов данного типа для отечественного флота. Однако отсутствие опыта в решении совершение новых проектных, конструкторских и технологических  задач  при  сооружении  судов  этого  класса  потребовало  вновь обратиться к опыту зарубежного кораблестроения.

29 сентября 1852 г. в Николаевском адмиралтействе С.И. Чернявский заложил винтовой линейный корабль «Босфор». Закладка была приурочена к пребыванию в Николаеве императора Николая I и носила формальный характер, поскольку по указанным выше причинам не имелось даже эскизного проекта корабля. 2 октября вице-адмирал В.А.Корнилов в представлении на имя начальника Главного морского штаба пишет: «Для вернейшей отстройки 120-пуш. корабля «Босфор» с винтовым двигателем, считаю необходимым командировать теперь же строителя оного подполковника Чернявского для осмотра кораблей-пароходов в Англию и Францию на самое короткое время» [8]. Царь утвердил предложение Корнилова, и уже 14 октября подполковник отправился в четырехмесячную командировку в указанные страны. Эта поездка С.И. Чернявского за иностранным опытом стала последней для черноморских специалистов

В заключение отметим: в том, что в 1840-х - начале 1850-х годов Черноморский флот достиг своего наивысшею расцвета, следует видеть не только заслугу его главного командира адмирала М.П. Лазарева, как это обычно принято считать; весьма существенное значение имело использование знаний и практического опыта инженеров-кораблестроителей, полученных ими в лучшей в тот период школе английского судостроения. При этом начало практике зарубежной подготовки черноморских специалистов положил адмирал А.С. Грейг, а Лазарев лишь успешно продолжил дело своего предшественника.

Литература: 1. Российский Государственный архив военно-морского флота. - Ф. 243. - Оп.1. - Д. 3540. - Л. 27. 2. Там же. - Ф.1047. - Оп.1. - Д. 1488. - Л. 1. 3. Там же.  Ф.243. - Оп.1. - Д. 2732. - Л. 1, 3. 4. Там же. - Ф.243. - Оп.1. - Д. 3106. - Л. 6, 52, 75, 82, 93.  5. Там же. - Ф.243. - Оп.1. - Д. 3540. - Л. 11, 37, 43-46. 6. Там же. - Ф.243. - Оп.1. - Д.4583. - Л. З, 11, 20, 35, 48, 89, 92. - Д. 4584. - Л.8. 7. Там же. - Ф.1049. - Оп.1. -Д. 528. - Л. 1,3. 8. Там же. - Ф.410. - Оп.2. - Д. 283. - Л. 1.

Автор статьи: Анатолий Сацкий

Краєзнавчий альманах: історія, культура, освіта. – М. 2004.

Гаражное ТелевиденЬе Николаева

Этот день в истории Николаева:

Даты до 1917 года указаны по старому стилю

1875:

Торжественная закладка здания приюта для престарелых и детей

1875:

Спуск на воду в николаевском Адмиралтействе второй "поповки" "Вице-адмирал Попов"

Николаевский БазарЪ на twitter