От прошлого через настоящее к будущему...

О чем грустят эти лики модерна

Я вас приглашаю пройтись со мной по улицам Николаева и вместе посмотреть на множество таких украшений, разбросанных по домам города.

Об этой особенности раннего (орнаментального) модерна - украшать окна, двери, стены, пилястры и другие части зданий разными масками - очень образно написала М.Нащёкина в своей прекрасной книге о московском модерне: "Самой узнаваемой деталью зданий московского модерна стали девичьи или женские головки с пышными, чаще всего распущенными волосами, которые использовались как украшения замковых камней окон, арок, дверных проёмов, а также в виде свободных орнаментов... В отличие от усреднённого, немного антикизированного декора, эклектики, скульптурный декор модерна стал гораздо характернее и индивидуальнее. В нём при желании можно было увидеть даже чью-то трагическую судьбу - персонажи настенного декора, как никогда раньше, стали выражать, казалось бы, несвойственное архитектуре отчаяние, боль, даже склонность к пагубным привычкам... Головки для архитектурной декорации делались лепщиками скульптурных мастерских с живой натуры. Впервые со стен московских домов на прохожих стали поглядывать живые "лица" - старые, молодые, красивые и не очень, весёлые и грустные, приветливые и недоброжелательные... Широко распространились и узнаваемые растительные орнаменты, выполнявшиеся в штукатурке, кованом металле (ограждения балконов, аттиков или участков городской территории) или керамике. Анемоны, лилии, маки, тюльпаны, ирисы, чертополохи украсили фризы, подоконные филёнки и наличники многих московских сооружений".

Конечно, наш Николаев в силу ряда объективных причин не может похвастаться разнообразием "ликов модерна", несмотря на их ощутимое изобилие. Всё же сказывается провинциальность города и отсутствие собственных мастерских, в которых бы изготавливались эти архитектурные детали. Заметна их стандартность и изготовление по одной литейной форме. Чаще всего в Николаеве встречаются маски в виде доброватого старца с отвислыми, как у запорожца, усами, но с буйной гривой волос на голове. То ли это Зевс-Громовержец, то ли властелин морей Нептун. Если такой "усато-бородатый" грек в обрамлении виноградных листьев, то это - Бахус, бог виноделия, пьянства и веселья. Если же лицо окружено венком из лавровых и дубовых листьев, скорее всего, это Геракл.


Много одинаковых изображений (маскарон) Меркурия (Гермеса) с характерным головным убором - каска с крылышками. Иногда маска Меркурия также обрамлена венком. Очень много женских головок, обычно юных красавиц. Именно такие головки украшают двери, окна и карнизы "представительных" зданий в центре города, но они же часто встречаются и на домах обывательской (частной) застройки в торговой части города и на Слободке. Однако эти головки и лица так залеплены многократной побелкой, что в некоторых случаях с трудом улавливаются их черты.

Хочу обратить внимание читателей: если вам придётся проходить мимо здания областной прокуратуры (ул. Спасская, 28), бросьте хотя бы взгляд на верхнюю часть простенка между арками окон. Вы увидите два изящных девичьих профиля, обращённых друг к другу: у одной головки высокая причёска, а у другой - сзади так нам хорошо знакомый "хвостик".

Это здание было построено для частной женской прогимназии М.Е. Кущ, в которой учились девочки 12-15 лет и, видимо, тогда они носили такие причёски. Может быть, на этих барельефах запечатлены лица ваших бабушек?

Часто встречаются маски в виде львиных морд, иногда с кольцами в зубах. Такой типичной львиной мордой украшены межоконные простенки бывшего почтамта и других общественных и банковско-коммерческих зданий.

Истины ради, следует отметить, что эти украшения, оживляющие здания, не всем были по душе и часто вызывали бурю протеста в печати. Вот, например, как охарактеризовал украшения модерна некий Е.С. в статье, опубликованной в "Зодчем" в 1902 году:
"На смену quazy - греческим маскам... явились маски и бюсты с неимоверно страдальческим выражением: сухие, бескровные губы костлявого, исхудалого лица плотно сжаты, или раскрыты пароксизмом отчаяния, ...наименее нужные, чисто орнаментальные части, например, вазы или обелиски на парапете и т.д., развиты необыкновенно чудовищно, в ущерб главному, существенному, ...всё это - новые условности, заменившие собою прежние и сделавшиеся у тех, кого называют "декадентами", обязательными".

Можно по-разному воспринимать украшения модерна, но многие исследователи и авторы статей и книг отмечают одну особенность этих масок: они всегда печальны. И николаевские лики так же печальны. Посмотрите на львиную морду на стене почтамта: это - не царь зверей! И понятно: если у тебя в зубах (хорошо не в носу!) огромное кольцо, то и лев будет грустным.

Но почему грустят все эти боги, женщины и девушки? Почему-то юный посланец богов Меркурий не весёлый, а печальный? И вообще, иногда у него лицо не юноши, а почти женское. И все бородачи смотрят суровым взглядом на нас. И женщины почему-то с огромными печальными глазами, устремлёнными куда-то вдаль. И задумчивые девушки...

Иногда даже абстрактный орнамент в виде некоего подобия цветка источает из себя текущие вниз линии с капельками на концах. Что это? Мне представляется,что это - стилизованное изображение текущих слёз. А может, капель дождя? Всё равно грусть и печаль.

Так о чём же грустят эти печальные лики модерна? К сожалению, они нам об этом никогда не расскажут. А может быть, они думают о нас и о нашем будущем?
В заключение я хочу воздать хвалу современной цифровой технике. Я всё детство провёл буквально рядом с прогимназией Кущ и сотни раз проходил мимо потом. Но вот я сфотографировал картуши с орнаментами, расположенные между арками окон, и удивился: на картушах я увидел лики юных девушек, которые раньше и не замечал. Недавно, проходя "насквозь" наши улицы вместе с моим коллегой В.Г. Ворошниным (мы снимали Старый Николаев), в трёх разных местах были одинаковые маски львов. Получив фотографии, я изрядно удивился: свирепый царь зверей был сделан... из листьев аканта; такое ещё я нигде не встречал. И всё - благодаря цифровому аппарату!

Но больше всего меня удивил дом Бронислава Вимута (Советская, 5). Сколько раз я смотрел на фриз и видел в его углах парных грифонов. Даже дважды сфотографировав своим цифровым аппаратом, я различал на снимках лишь грифонов. Но вот Владимир Ворошнин схватил своим "цифровым" (с десятикратным увеличением) этих грифонов, и оказалось, что это - парные "Собаки Баскервилей", перевитые цветочной гирляндой с монограммой хозяина дома. Это было для меня полной неожиданностью.
И напоследок: огромная благодарность В.Г. Ворошнину за сделанные для этой статьи снимки и вообще - за его бескорыстную "фотопомощь", позволяющую запечатлеть для будущих поколений наш уходящий Старый Николаев.

Юрий Семенович Крючков
Вечерний Николаев

Новое в фотогалерее

Гаражное ТелевиденЬе Николаева

Этот день в истории Николаева:

Даты до 1917 года указаны по старому стилю

1878:

Закладка десятого павильона Николаевского морского госпиталя

Николаевский БазарЪ на twitter