От прошлого через настоящее к будущему...

"Очевидно, я много брал на себя" ...?

Прошлым летом обстоятельства сложились так, что мне пришлось вплотную заняться  историей Николаевского глинозёмного завода. Следствием обращения к этой истории и стала статья о человеке, без которого, как мне представляется, история НГЗ имела бы совершенно другие «параметры».

К сожалению, на нынешнем НГЗ, сложилось такое впечатление, «порвалась связь времён». Очень жаль, потому что без прошлого нет будущего. Собственно, оно-то есть, но… Тот, кто забывает о предшественниках, сам обречён на забвение. 

Почему-то мне представляется, что 22-го июня 1980-го года самым счастливым человеком в бывшем СССР был Евгений Николаевич Беспалов.

Первый директор Николаевского глинозёмного завода.

Потому что именно в этот день было запущено производство на строящемся заводе, которое после этого не останавливалось ни на секунду. Для того, чтобы гигантский строящийся завод «ожил», Евгений Николаевич Беспалов долгие годы трудился в разы больше каждого, кто строил НГЗ. Фронтовик Беспалов в трагический день начала Великой Отечественной войны, вероятно, мог бы сказать о себе и своих соратниках словами написанной пять лет раньше песни: «этот день мы приближали как могли»…

Это была трудовая победа огромного коллектива, и это была личная победа Евгения Николаевича Беспалова.

…Знакомясь с историей Николаевского глинозёмного завода, нельзя не обратить внимание на то, что это уникальное предприятие возникло благодаря людям, их профессионализму и самоотверженности. Имя Евгения Николаевича Беспалова по праву должно стоять первым в огромном списке тружеников, каждый из которых внёс свой вклад в общее дело.

В январе 1995-го года первый директор НГЗ по просьбе журналистов заводской газеты рассказал о себе, о стройке, о заводе – и получилось большое интервью. Человек, за плечами которого была огромная Жизнь, немалые свершения, рассуждал так: «Очевидно, я много брал на себя. И не только во время строительства, но и позже, когда завод пустили. Сам вникал в технологию и вел ее. Может быть, это и излишне. Хотя, с другой стороны, все равно, считаю, первые руководители должны быть прежде всего отличными специалистами-технологами, а потом уже администраторами». Словам этим можно и нужно верить, они подтверждены и оправданы жизнью и достижениями самого Евгения Беспалова, руководимого им коллектива, судьбой построенного им завода.

Беспалов принадлежал к поколению, которое вынесло на своих плечах основные трудности борьбы с фашизмом. Соответственно, те, кто выжил, были поколением победителей. Согласно статистике, из рождённых в 1922-м-1924-м годах в СССР мужчин 97 человек из каждых ста погибли во время войны. Выжившие прекрасно знали цену жизни и смерти, они буквально вгрызались в работу и после войны заново отстроили страну. Это поколение всегда и во всём было в первых рядах, потому что по-другому они не могли.

Ушедший на фронт восемнадцатилетним, Евгений Беспалов после войны посвятил свою жизнь цветной металлургии. Богословский алюминиевый завод, Уральский алюминиевый завод – во время работы на этих гигантах «состоялся» инженер Беспалов, который со временем стал строителем и директором Павлодарского алюминиевого завода в Казахстане и в установленный срок вывел это крупнейшее на тот момент в мире предприятие по производству алюминия на проектную мощность. И когда он был назначен директором строящегося Николаевского глинозёмного завода, опытный практик и талантливый инженер Беспалов полностью соответствовал занимаемой должности.

Собственно, должность директора и едва обозначенные стройплощадки и были в июне 1973-го года тем единственным, что называлось Николаевский глинозёмный завод. Всё остальное – начиная от формирования дирекции и заканчивая пуском завода – предстояло сделать Евгению Николаевичу Беспалову.

И он это сделал.

В период строительства НГЗ металлургу Беспалову, талантливому учёному, лауреату Государственной премии СССР в области науки и техники, пришлось «вникать» во множество проблем, без решения которых не было бы результата. По воспоминаниям людей, работавших на строительстве завода, «Беспалов знал всё». Причём знал досконально, на высоком профессиональном уровне. Не было такого участка работы, который был бы для директора тайной или загадкой. С портовиками он разговаривал как человек, всю жизнь отдавший строительству и эксплуатации портов, с дорожниками – как опытнейший дорожник… Монтажники, изолировщики, трубогибщики, строители тоже воспринимали директора как «своего», прекрасно понимая, что, прошу прощения за цитату из разговора с одним из ветеранов завода, этому человеку «навешать лапшу» на уши не удастся.

Нынешние ветераны-заводчане, бывшие тогда совсем молодыми людьми, вспоминают о Беспалове как о человеке, авторитет которого при обсуждении самых разных профессиональных проблем был непререкаемым. Существует множество свидетельств того, как директор оказывался прав в спорной ситуации, находил то единственное решение, которое в итоге становилось правильным.

Складывается впечатление, что, рассуждая о необходимости сочетания в работе руководителя качеств специалиста-технолога и администратора-управленца, отдавая приоритет технологу, Евгений Николаевич Беспалов продолжал старый спор с самим собой, который начался буквально с первых его шагов на строительстве НГЗ. Беспалову приходилось прикладывать колоссальные усилия для того, чтобы ставшие потом очевидными недостатки командно-административной системы не помешали строительству. Чтобы эти недостатки, скажем прямо, не «похоронили» его в зародыше, что вполне было возможно в то время. Евгению Николаевичу приходилось проявлять чудеса убедительности и изобретательности при общении с руководящими работниками отраслевого Министерства, с местными партийными и хозяйственными руководителями, с директорами многочисленных предприятий и даже… председателями местных колхозов, от которых в той или иной мере зависело строительство.

Только сам Беспалов знал, сколько нервов, времени, душевных сил было потрачено на решение «организационных вопросов», но Евгений Николаевич понимал, что по-другому невозможно. Отступить на шаг назад для того, чтобы уверенно сделать три шага вперёд, – вот обычная ситуация в условиях командно-административной системы… Когда все бумаги были подписаны, всё было трижды согласовано, но «человеческий фактор» тормозил или ускорял любой процесс.

Обширные и глубокие знания, которые сочетались с точным инженерным расчётом, недюжинным знанием людей, напором, убеждённостью в правоте своего дела, умением использовать сильные стороны каждого, с кем сталкивала его судьба, помогали директору Беспалову и во время строительства НГЗ, и после того, как завод заработал. Не случайно Евгений Николаевич всегда был примером для коллег, а молодые инженеры, хоть и побаивались директора, но, как признавались многие заслуженные ИТР-овцы нашего завода, старались во многом ему подражать.

Рабочий день директора Беспалова начинался в 7.45, однако к этому времени Евгений Николаевич уже полностью «владел ситуацией» на заводе и был готов к «предметному» разговору с любым руководителем. У окружающих складывалось впечатление, что Евгений Николаевич находился на заводе круглые сутки, потому что директора в любое время можно было встретить там, где, как он полагал, было необходимо его личное присутствие.

Позднее Беспалов, вспоминая о своей работе на посту директора НГЗ, о том, каких усилий требовала эта работа, признавался: «Она не становится утомительной и скучной, когда отдаёшь ей максимум знаний, инициативы и энергии. Для меня работа всегда была удовольствием, приносила радость, а если сталкивался с трудностями, то сразу настраивал себя на их преодоление».

Считаем необходимым обратить внимание на то, что жизненная позиция Евгения Николаевича Беспалова, его отношение к работе были достаточно типичны для лучших представителей директорского корпуса того времени. Эти люди не умели и не хотели разделять «службу» и «личную жизнь, потому что они жили своим делом, получали удовольствие от того, что добивались поставленной цели, преодолевая любые сложности. Так, легендарные (без преувеличения!) директора прославленного Черноморского судостроительного завода Анатолий Ганькевич и Юрий Макаров, по свидетельству судостроителей, тоже появлялись на заводе очень рано, успевая к началу рабочего дня досконально изучить положение дел на предприятии и определить «слабые места», что позволяло им не просто «озадачить» подчинённых, но и указать правильное направление работы..

Когда в нашем обществе ведутся жаркие и не всегда корректные споры о недостатках прошлого, когда с пафосом обличаются эти недостатки, не мешало бы с благодарностью и уважением вспоминать о тех людях, которые в любых условиях оставались настоящими профессионалами своего дела.

О таких людях, как Евгений Николаевич Беспалов.

В отношении к работе и подчинённым во время работы Евгению Николаевичу удавалось соединить качества, которые – как очень часто считается – соединить невозможно. По воспоминаниям первого председателя профсоюзного комитета НГЗ Н.В. Бойко, «был наш директор строг и требователен, но при этом оставался общительным, доступным, хотя и без тени фамильярности». Строгость директора проявлялась по-разному, например, он терпеть не мог опозданий на совещания или оперативки – в этих случаях опоздавшего, независимо от его «ранга», просто выпроваживали. Одновременно отношение Евгения Николаевича к подчинённым было уважительным, он понимал, что у каждого человека есть право на достойное к себе отношение.

Если речь шла о производственных проблемах и директор сталкивался с противостоянием, с отличной от его понимания ситуации точкой зрения, то, как вспоминает Н.В. Бойко, «умел он проводить свою линию тактично, щадя самолюбие собеседника». Если же подчинённые, что называется, «наломали дров», наделали ошибок, директор Беспалов никогда не устраивал публичные «разборы полётов», хотя «спрашивал строго, но не имел привычки делать серьезные замечания подчиненному в присутствии других». В то же время, Беспалов беспощадно увольнял с завода пьяниц, прогульщиков, прохиндеев, которые были не чисты на руку.

Из таких «мелочей», которые на самом деле не были и не могли быть «мелочами», и складывался авторитет руководителя. Директора, который руководствовался интересами дела всегда и во всём, всего себя отдавал работе – и поэтому имел моральное право требовать такого же отношения к работе от других.

О человеческих качествах Евгения Николаевича Беспалова лучше всего расскажут воспоминания его водителя Н.Г. Паливоды, который видел директора НГЗ в самых разных ситуациях. Пресловутый «квартирный вопрос» в СССР был очень болезненной темой, и вот что рассказывает Н.Г. Паливода о том, каким образом директор «решал» этот вопрос для себя лично: «Евгений Николаевич был скромен и неприхотлив в устройстве своего быта. Первое время жил в гостинице. Потом ему предоставили двухкомнатную квартиру в стандартной «хрущевке» (на пятом этаже 5-этажного дома в Лесках). Здесь директор прожил более десяти лет, пока НГЗ не выделил ему, уже пенсионеру, более комфортабельную квартиру в новом заводском доме в Корабельном районе». Могила Беспалова Евгения Николаевича

В «Телефонном справочнике г. Николаева», изданном в 1991-м году, указаны телефон и адрес Беспалова Е.Н.: ул. Генерала Карпенко, д. 22. Специально съездил, посмотрел: действительно, самая обычная николаевская «хрущоба». Тогда у этого дома была плоская крыша, и не надо объяснять, какая это была «радость» для жителей пятого этажа... В этой «хрущобе», в двухкомнатной квартире на пятом этаже, под самой крышей, более десяти лет жил директор Николаевского глинозёмного завода. Того самого завода, который ежегодно «давал» своим рабочим и сотрудникам очень много наиболее комфортабельных на тот момент «чешек». В том же самом Корабельном районе, откуда до завода – по сравнению с Лесками – было рукой подать…

Люди, подобные Евгению Николаевичу Беспалову, не уходят из жизни просто так, потому что они оставляют в ней огромный след. Итог славной жизни директора Беспалова – Николаевский глинозёмный завод.

Считаем, что в Николаеве, в Корабельном районе, должны быть улица имени Евгения Беспалова. Скорее всего, следует переименовать улицу Гагарина. Зачем в Николаеве две улицы с таким названием? В этом переименовании видится и особый смысл: имя Евгения Беспалова получит «объездная дорога», которая как бы «окольцовывает» Богоявленск-Витовку-Бинчарандакр...

Это было бы восстановлением справедливости по отношению к человеку, который всю свою жизнь «многое брал на себя».

И который именно поэтому многого добился в жизни.  

Автор статьи: Владимир Гладышев, профессор ННУ имени В.А. Сухомлинского

"СТАРЫЙ НИКОЛАЕВ"

Календарь на 2019 год!
В магазине "Нольга" на улице Б. Морская, 65 (угол ул. Соборной)!

Гаражное ТелевиденЬе Николаева

Николаевский БазарЪ на twitter