От прошлого через настоящее к будущему...

Боевые действия черноморских кораблей николаевской постройки в годы Первой мировой войны

Первая мировая война окончилась 84 года назад. Однако, связанные с ней события до сих пор не получили должного рассмотрения и советской, а затем и в украинской историографии. Не была исключением и война на море. Подавляющее большинство работ по этой теме было издано в 30—40 гг. ХХ века и представляли собой преимущественно переводы иностранных авторов. Совсем немногочисленны монографии и работы, касающиеся деятельности и роли Российского Императорского флота в Первую мировую войну. Лишь в последние десятилетия несколько спал информационный голод по военно-исторической тематике, стали появляться новые и переиздаваться старые книги по истории Первой мировой войны.

В этом сообщении автор делает попытку кратко остановиться на ключевых моментах борьбы на Черном море в 1914—1918 гг. и участия в этих событиях кораблей николаевской постройки.

19 мая 1911 года царь Николай II подписал программу строительства кораблей для Черного моря [1]. В 1911—1913 гг. Россия приступила к строительству трех линкоров-дредноутов, двух легких крейсеров, девяти эсминцев и шести подводных лодок. Подавляющее большинство этих кораблей строились на верфях, расположенных в Николаеве. В 1914—1915 гг. были заказаны дополнительно один линкор-дредноут, два легких крейсера, восемь эсминцев и двенадцать подводных лодок. Из этого общего числа кораблей в строй до окончания боевых действий вступили три линкора, тринадцать эсминцев, девять подводных лодок [2]. Но модернизация Черноморского флота была начата слишком поздно, время было упущено. Флот вступил в войну, не располагая ни одним новейшим линкором, легким крейсером и с мизерным количеством турбинных эсминцев и мореходный подводных лодок. В 1914 году российский Черноморский флот имел в своем составе семь линкоров устаревшей конструкции (2 из них служили в качестве кораблей охраны Севастопольской бухты, либо штабных), два бронепалубных крейсера, двадцать один эсминец (из них только 4 новейших), девять миноносцев, пять подводных лодок, три канонерки и некоторое количество вспомогательных судов [3]. Абсолютное большинство плавсостава было построено на Николаевских верфях.

Военно-морские силы Османской империи к лету 1914 года располагали еще более ограниченными силами, состоящими из 3 старых линкоров, 2 бронепалубных крейсеров, 10 эсминцев (из них только 4 новых), 10 миноносцев, 18 канонерских лодок и еще 20 кораблей различного назначения [4]. Состояние плавсостава было ужасным, многие корабли нуждались в ремонте. Подготовка экипажей не выдерживала никакой критики.

Ситуация кардинально изменилась, когда 10 августа 1914 года в Мраморном море вошел германский Средиземноморский отряд под командованием контр-адмирала В. Сушона в составе линейного крейсера «Гебен» и легкого крейсера «Бреслау». Германское правительство, стремясь вовлечь Турцию в войну на стороне центральных держав, и, умело используя прогерманское лобби в Стамбуле, продало немецкие корабли за символическую плату в 1000 марок Турции. На «Гебене» и «Бреслау» были подняты турецкие флаги и матросы надели фрески. В Сушон стал фактически главнокомандующим турецким флотом. На требования союзников разоружить «Гебен» и «Бреслау», либо заставить их покинуть территориальные воды Турции, Стамбул отвечал отказом.

29 октября 1914 года началась наступательная операция турецкого ВМФ против России. В 3 часа ночи два турецких эсминца нанесли удар по порту Одесса, потопив 1 канонерскую лодку и повредив несколько судов и портовых сооружений, после чего беспрепятственно удалились. Утром того же дня «Гебен» и два эсминца обстреляли Севастополь, однако огонь русских береговых батарей вынудил их отступить, при этом был затоплен собственным экипажем минный заградитель «Прут». Одновременно с «Гебеном» действовал и «Бреслау», обстреляв порт Новороссийска и вызвав сильнейший пожар. На минах, выставленных немецким крейсером, в то же день затонули два парохода. Наконец, турецкий крейсер «Гамидие» обстрелял Феодосию, где нанес серьезный ущерб портовым складам. Германское правительство добилось своего — Турция вступила в войну. Россия объявила ее 31 октября, а после, 5 ноября Стамбул объявил войну Антанте.

Опасаясь высадки десанта, русское командование начало спешно минировать прибрежные зоны, выставив в общей сложности 4200 мин. Окончив минные постановки, русский флот приступил к диверсионным рейдам на коммуникации противника, тревожа его по всему Кавказскому побережью. В море выходило ядро Черноморского флота из 5 наиболее боеспособных старых линкоров вместе с силами охранения.

18 ноября возле мыса Сарыч, в 45-ти милях от Севастополя произошла внезапная встреча русской эскадры с «Гебеном» и «Бреслау». В результате скоротечного боя, длившегося 14 минут, «Гебен» получил ощутимые повреждения и пользуясь преимуществом в скорости, скрылся. Из русских кораблей повреждения получил флагманский корабль адмирала Эбергарда, линкор «Евстафий».

После боя у м.Сарыч русские корабли до конца 1914 года неоднократно выходили в море, осуществив, например, маневрирование Босфора. Другой крупной акцией была попытка заблокирования порта Зонгулдак, через который осуществлялась перевозка угля в турецкую столицу. К сожалению, эта операция не увенчалась успехом. Все же усилия русских дали некоторые плоды — 26 декабря «Гебен» подорвался на мине у входа в Босфор и получил серьезные повреждения, которые надолго вывели его из строя. Пользуясь этим, русские легкие силы активно действовали возле турецкого порта Трапезунд, обеспечивая перевозку войск морем. Черноморский флот продолжал свои рейды, а в начале 1915 года, каждый раз почти в полном составе, выходя к Кавказскому побережью. В результате операции у берегов Анатолии, которая состоялась 12—17 февраля, были потоплены ряд мелких судов противника. Всего же с начала года и до конца марта было потоплено 4 турецких парохода и около 120 небольших парусников [5], что нанесло серьезный удар по турецким угольным перевозкам.

Директивы верховного российского командования вице-адмирала Эбергарду, в связи с англо-французской операцией по овладению Дарданелл, обязывали его предпринять наступательные действия. Началась подготовка десантной операции Черноморского флота на Босфоре. К высадке готовился 37-тысячный экспедиционный корпус, однако, в связи с широкомасштабным наступлением немцев на Восточном фронте, операция не состоялась.

Зато Черноморский флот действовал весьма активно. Кроме обычных рейдов к восточно-анатолийскому побережью была совершена бомбардировка укреплений Босфора 28 и 29 марта. Огонь русских кораблей корректировался с гидропланов, которые были запущены с гидроавиакрейсеров «Николай І» и «Алмаз». Эта акция имела больше психологический, нежели военный характер и большого успеха не принесла. На обратном пути русские корабли в очередной раз атаковали угольные порты на турецком побережье.

Германо-Турецкие силы действовали менее активно, ограничивались рядом диверсионных вылазок легкими силами к русским берегам. В один из этих походов турецкими ВМС был потерян легкий крейсер «Меджидие». Он подорвался на мине и затонул возле Одессы 1 апреля. Позже он будет поднят русскими, отремонтирован и войдет в 1916 г. в строй под названием «Прут». В апреле Черноморский флот неоднократно выходил в море для действий в южной части Черного моря, в том числе для обстрела укреплений Босфора. С апреля же начинались регулярные самостоятельные обходы турбинных эсминцев против турецкого судоходства. 10 мая во время очередной бомбардировки Босфоора. Имел место бой русской эскадры с «Гебеном», который получил ряд повреждений, и лишь преимущество в скорости позволило ему ускользнуть. Летом 1915 года русское командование узнало о прибытии в Константинополь немецких подводных лодок, поэтому временно прекратило обстрелы Босфора, поставив все крупные корабли на плановый ремонт. Операции против турецкого судоходства продолжали лишь эсминцы и подводные лодки. Тем более, что Черноморский флот пополнился к этому времени 5-ю новыми эсминцами, 2-мя авиатранспортами и 2-мя подводными лодками, одна из которых «Краб» являлась подводным минным заградителем [6].

Во второй половине года в строй вступили самые мощные корабли — новейшие дредноуты «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина Великая», которые превосходили «Гебен» вооружением и бронированием, уступая лишь в скорости. Ситуация коренным образом изменилась в пользу русских. Они становились хозяевами моря. Мало того 18 июля 1915 года на минах, выставленных подводным минным заградителем «Краб» подорвался «Бреслау» и на семь месяцев вышел из строя. Тем временем русские эсминцы и подводные лодки терроризировали вражеские коммуникации. Ситуация с углем в турецкой столице стала угрожающей. Только с мая по август в районе Босфора были уничтожены 17 пароходов, 3 буксира и 195 малых парусников [7].

Как уже отмечалось выше, летом 1915 года в Стамбул стали прибывать немецкие подводные лодки, была потоплена только одна подводная лодка «С—13» [9].

Всю вторую половину 1915 года русский Черноморский флот активно действовал против турецких угольных бассейнов, совершая обстрелы побережья, в которых участвовали уже и новейшие линкоры. В октябре 1915 года в войну на стороне Германского блока вступила Болгария. Поэтому часть сил русское командование выделило на обстрел порта Варны. Болгарский флот был мизерным по своему составу и серьезной опасности не представлял. Но болгарские порты активно использовались противником для перевозок войск. Всего в 1915 году корабли Черноморского флота потопили свыше 40 грузовых пароходов и несколько сотен парусников. Турецкий флот потерял 1 легкий крейсер, немцы — 1 подводную лодку. Русские за все это время потеряли лишь 7 небольших вспомогательных судов. Черноморский флот добился решительного преимущества над противником, но его успехи свело на нет поражение англо-французских войск на Геллиополийском полуострове и провал Дарданельской операции.

С наступлением 1916 года задачи Черноморского флота несколько изменились. После эвакуации экспедиционного корпуса союзников с полуострова Гелиополи ситуация позволила туркам высвободить свои войска для других фронтов, в первую очередь для Кавказского. Чтобы определить турок, 10 января 1916 года русские войска начали наступление, отбросив на 70—100 км. Батумский отряд легких сил флота всемерно оказывал поддержку поддержку с приморского фланга наступающим войскам. При этом для высадки тактических десантов использовались грузовые десантные лихтеры типа «Эльпидифор», строительство которых было организовано в Николаеве. Кроме эсминцев и канонерских лодок для действий по обеспечению Приморского фланга Кавказской армии привлекался и линкор «Императрица Мария».

В мае—июне при поддержке главных сил флота в район Трапезунда были переброшены две пехотные дивизии. «8 августа 1916 года на стороне Антанты выступила Румыния. Но румынский фронт был крайне слаб, армия малоспособна. Русскому командованию пришлось выделить часть и без того немногочисленных сил для поддержки приморского фланга Румынского фронта. Слабая Румыния не могла выдержать натиска противника, и к концу года большая часть ее территории была оккупирована противником.

Как и в предшествующие годы войны, в начале 1916 года блокада турецкого угольного бассейна оставалась важнейшей задачей российского Черноморского флота. В то время как часть сил оперировала у Кавказского побережья. Другая практически постоянно наносила удары по турецким портам. Единственным серьезным препятствием в осуществлении данной задачи были немецкие подводные лодки, которые отвлекали на себя русские эсминцы. Поэтому ситуация с доставкой угля в Стамбул, например. В марте несколько улучшилась. Русские расплачивались теперь за недостаточное внимание к развитию Черноморского флота перед войной. Боеспособных кораблей было мало, новые строились медленно, а задач у флота становилось все больше. Командование Черноморского флота, считая, что инициатива полностью принадлежит ему, несколько утратило бдительность, чеи не преминул воспользоваться противник. 4 июля 1916 года «Гебен» и «Бреслау» предприняли дерзкий рейд к берегам Кавказа, обстреляв позиции русских войск и потопив несколько транспортов. Перехватить немецкую эскадру не удалось. Успех немецкой диверсионной операции и возросшая активность их подводных лодок дала повод для смещения с поста командующего флотом вице-адмирала Эбергарда. Вместо него 16 июля был назначен вице-адмирал Александр Васильевич Колчак (1873—1920). Новый командующий при помощи мин решил полностью заблокировать Босфор и угольный порт Зонгулдак. Турки пытались тралить русские заграждения, однако на месте вытраленных, возникали новые.

Эта тактика Колчака начала быстро давать свои плоды — действие вражеских кораблей резко ограничилось. Угольный кризис в августе достиг апогея. Блокаду Босфора осуществляли и подводные лодки. В общей сложности во второй половине 1916 года русские субмарины совершили 33 боевых похода [10].

Крупные боевые корабли осуществляли прикрытие конвоев с войсками и обстрелы вражеского побережья, а также обеспечивали постановку мин у Босфора. Всего в районе Босфора. Всего в районе Босфора в 1916 году было выставлено 2187 мин [11].

Судоходство противника удалось почти полностью реализовать. Кроме Босфора русские осуществляли интенсивное минирование г.Варны, главной базы немецких подводных лодок неоднократно подвергался атакам русских гидропланов, поднятых с гидроавиакрейсеров. На минах, выставленных русскими, погибли в октябре — ноябре три подводные лодки противника и еще одна затонула предположительно от ударов авиации.

Таким образом, план Колчака был выполнен, русский флот добился к концу осени полного господства в Черном море. Потери его были минимальны: на минах подорвалось и затонуло два старых эсминца и три тральщика. Кроме них были потеряны 13 транспортов и вспомогательных судов.

Самой крупной потерей была гибель 20 октября 1916 года от взрыва погребов с боеприпасами дредноута «Императрица Мария». Сотни членов его экипажа погибли или были ранены. Это была самая тяжелая потеря русского флота за все годы на всех морях.

Первая половина 1917 года прошла под знаком полного господства русского флота на Черном море. Был заблокирован Босфор, парализовано судоходство, налажено взаимодействие с сухопутной армией. Все турецкое побережье было блокировано легкими силами, в первую очередь эсминцами. Начавшаяся февральская революция и последовавшее за ней разложение Балтийского флота почти не коснулось Черноморского, так как адмирал Колчак, предпринимал все усилия, чтобы не допустить упадка дисциплины и поддерживал боеспособность на надлежавшем уровне. Это ему удавалось путем интенсификации боевых действий в первую очередь у анатолийского побережья Турции. Операции проводились там по обычному сценарию и сводились к обстрелу береговых сооружений и уничтожению мелких кораблей противника поскольку крупнее выходить в море не решались. Германо-турецкий флот не проявлял в первые месяцы 1917 года никакой активности и все его действия сводились к осуществлению траления русских минных заграждений, которые очень быстро обновлялись.

Тем временем на кораблях Черноморского флота продолжали развиваться революционные настроения, создавались так называемые революционные комитеты. 19 июня 1917 года по их требованию вице-адмирал Колчак ушел в отставку. Его место занял контр-адмирал В.Лукин, которого уже в августе сменил контр-адмирал А.В.Немитц.

После долгого перерыва, в июне на Черном море вновь появились немецкие корабли, в частности подводные лодки. Крейсер «Бреслау» в конце июня совершил набег на остров Фидониси (Змеиный). Уничтожив русский маяк. На обратном пути он имел стычку дредноутом «Свободная Россия» («Бывшая Екатерина Великая»), однако немецкому крейсеру удалось уйти. Это был последний в годы Первой мировой войны бой между немецкими и русскими кораблями в Черном море.

Между тем экономическое положение империи ухудшалось, что в полной мере ощутил на себе Черноморский флот. Верфи не могли работать продуктивно в обстановке надвигающегося хаоса. Не хватало самых необходимых материалов, постановка импортных затягивалось.

Начиная с лета, блокада Босфора ослабевала с каждым днем. Столь успешно начатое минирование оказалось заброшенным. Последняя минная постановка состоялась в ночь с 19 на 20 июля 1917 года. Турки воспользовались ослаблением противника и стали наращивать угольные перевозки. Попытки русских эсминцев восстановить свое господствующее положение в сентябре — октябре успехом не увенчались  — боеспособность русского флота упала до угрожающей черты, за которой находился хаос. 1 ноября на перехват «Бреслау» вышли две эскадры русских кораблей, но экипаж дредноута «Свободная Россия» отказался выполнять приказы и корабль вернулся в Севастополь. Немецкий крейсер, пробыв некоторое время в море, вернулся на базу. Не спасло ситуацию вступление в строй дредноута «Воля» (бывший «Император Александр III»). 8 ноября в Севастополе узнали о победе большевистской революции в Петрограде. В связи с этим сообщением командующий Черноморским флотом контр-адмирал Немитц отдал приказ всем кораблям и частям флота подчиняться только Центрофлоту, где господствовали эсеры и меньшевики, с которыми Немитц находил общий язык. К концу ноября все корабли Черноморского флота находились на базах, боевые действия фактически прекратились. Вскоре было подписано перемирие, и начались переговоры в Брест-Литовске между делегациями России и Германии.

Автор статьи: Д.А.Пилипчук, г.Николаев        Фото кораблей: navsource.narod.ru.

Литература

1. История отечественного судостроения. — СПб., 1996 — ч. III.
2. Первая мировая война на море. — М., 1999.
3. Больных А. Морские битвы Первой мировой войны. — М., 2001. —т. 11.
4. Первая мировая война на море. — М., 1999.
5. Там же.
6. Больных А. Морские битвы Первой мировой войны. — т. III.
7. Первая мировая война на море. — М., 1999.
8. Гибсон. Пендертарст. Германская подводная война 1914 — 1918 гг. — М., 2002.
9. Там же.
10. Больных А. Трагедия ошибок. — М., 2001.
11. Там же.

"Горожанин года"-2017

"Николаевский БазарЪ" в спецноминации "Летопись Николаева"

"СТАРЫЙ НИКОЛАЕВ"

Календарь на 2019 год!
В магазине "Нольга" на улице Б. Морская, 65 (угол ул. Соборной)!

Гаражное ТелевиденЬе Николаева

Этот день в истории Николаева:

Даты до 1917 года указаны по старому стилю

1886:

Ограбление Николаевского Общественного банка

Николаевский БазарЪ на twitter