От прошлого через настоящее к будущему...

А были ли катакомбы?

"Мир в миниатюре: Николаев железнодорожный"

В Николаевском областном краеведческом музее представлен интерактивный макет города с действующей железной дорогой (в масштабе 1:87). Кроме макета, на выставке представлены уникальные материалы и предметы, которые рассказывают об истории железной дороги Николаева и области.
Выставка будет работать с 27 июля по 1 декабря 2017 года. Стоимость: для детей и студентов - 10 грн., для взрослых - 15 грн.
О жизни городка Dreamcity, читайте в новом разделе нашей фотогалереи.

Статья Юрия Семеновича Крючкова, посвященная Николаевским катакомбам, опубликованная в 1991 году в газете "Кораблестроитель".

В последнее время в Николаеве вновь возродились слухи о "катакомбах" и "турецких подземных ходах". Говорят даже о существовании турецких планов катакомб, а сейчас уже и о таинственном плане с древнееврейскими(?!) надписями. Мы живем в эпоху слухов, но появление статей об этом в газетах "ёжная правда" и "Вечерний Николаев" претендующих на "научность", не только не рассеяло домыслов, но явно их усилило, породив новые легенды, например, о древней "подземной цивилизации". 

Так были ли турецкие подземные ходы или вообще какие-либо катакомбы? О чем говорит нам история города и документы?

Да, были подземные галереи, и с ними связаны две легенды: о названии местности "Сухой Фонтан" и о таинственных "турецких подземных ходах". Начнем с первой. 

Эта легенда родилась с легкой руки знатока города и первого историка Николаева, гидрографа Черноморского флота контр-адмирала Н.М. Кумани. В обстоятельной статье "Николаев", появившейся в 1861 году, Николай Михайлович, сочетая научное содержание с легкостью и игривость изложения, поведал следующую историю.

"Главное сокровище города - Спасский источник. Превосходною его водою довольствуется большая часть его жителей, и развоз ее по домам составляет единственное средство существования многих водовозов... При вступлении в командование адмирала Грейга, в 1816 году, воды было еще столько, что он вознамерился провести ее в город... Проект был составлен полковником путей сообщения Рокуром, природным французом, прикомандированным к Черноморскому ведомству... я помню очень хорошо эту личность: маленький, подвижный как ртуть, человек, многоречистый которого разговор по быстроте, трескучести и непрырываемости можно было без преувеличения уподобить водопаду, - но только один разговор, с самою же водою он ладил не совсем удачно, как это доказано Спасским водопроводом. 

Без всякой предварительной разведки о свойстве грунта, через который предполагалось просверлить тоннель, преступлено к делу, и после продолжавшихся несколько лет трудов обнаружилось, что проект невозможен к исполнению, потому что в той глубине, где по нивелировке приходилось укладывать водопроводные трубы, подпочва оказалась сыпучий песок, потом твердый камень и наконец вода. Не знаю, успели ли засыпать огромную яму около Сухого фонтана, куда свозился слишком 30 лет городской сор; но незадолго перед сим яма эта и частые провалы по улице против адмиральского дома обличали осязательно об убитых бесполезно трудах и времени...". 

Следуя за Кумани, советский краевед М.Д. Лагута в 1927 году писал: "Сухой фонтан" - местность, где раньше был фонтан, но с тех пор как губернатор Грейг задумал провести воду из этого фонтана в свой дворец по Адмиральской улице... - он прекратил свое действие и не давал уже воды - потому стал называться "сухим" с 20-х годов XIX века". И современные краеведы в статьях о Спасском водопроводе на все лады перепевают эту версию. В общем, "вода ушла в песок", Грейг и Рокур загубили источник. Но так ли это? Давайте обратимся к документам. 

Впервые идея создания Спасского самотечного водопровода родилась еще на заре существования Николаева. В архивах имеется два плана, подписанных губернатором города Н.С. Мордвиновым, которые датируются не позже 1795 г. На одном из них показана трасса водопровода и все необходимые сооружения, а на другом - генеральном плане Николаева - на откосе Ингульского спуска в числе предполагаемых "казенных строений" значиться - "81". В косогоре пред биржею водомет с приводом к нему из Спасского ключевой воды". Однако этот проект не был осуществлен. 

Вторично к проекту Спасского водопровода обратился А.С. Грейг, когда в 1818 г. в Николаев приезжал император Александр I. Грейг получил его одобрение и разрешение на представление проекта. 

Нужно отметить, что в Николаеве, расположенном в засушливом месте, проблема снабжения пресной водой была всегда острой. Еще Г. А. Потемкин в одном из своих писем восклицал: "а чта та степь ханская, она же безводная!", поэтому князь проявлял заботу о всех николаевских "фонтанах" (источниках): они были выложены камнем и имели каменные бассейны. Всего было три Спасских источника: первый, самый мощный, находился в вершине Спасской балки (сейчас здесь часть стадиона "Судостроитель"). Его-то и называли в народе "Спасским фонтаном". Другой фонтан находился в вершине второй балки, по которой впоследствии проложили старый Варваровский спуск к переправе через Бугский лиман. Третий фонтан находился в углу казенного фруктового сада, недалеко от Мыса Порохового Погреба, на самом обрыве берега. От этого фонтана и решил Грейг провести воду в город. 

Первоначальный проект разработан тогда же инженером-гидротехником Б.В. Фан дер Флисом (строитель Морской обсерватории). Водопровод предполагался из чугунных труб, проложенных в канале. По справке Луганского литейного завода, к которой приложены чертежи труб, цена оказалась слишком высокой, поэтому водопровод был переработан под керамические трубы из высокопрочной глины. Однако этот проект "не пошел", и инженер-капитан Аюи (Гаюи) разработал новый, который и отвез в 1820 году Морскому министру И.И. де Траверсе на утверждение вместе с объяснительной запиской Грейга.

В записке Грейг писал: "Известно вашему превосходительству, что город Николаев крайне нуждается в получении здоровой и хорошей воды, ибо в обеих реках, город омывающих, вода солоновата, да и в колодцах, в малом числе находящихся, не пригодна. И потому некоторые жители привозят воду из урочища Спасского расстоянием от 2-х до 4-х верст... Вода сия может пользовать единственно тех людей, которые имеют достаток, а военные служители и бедные жители, кои составляют превосходящую часть города, во всякое время лишены хорошей воды. Таковой недостаток в сей первейшей для жизни и здоровья человеческого потребности заставил меня приискивать способы к проведению воды из Спасска в Николаев". 

Как видим, А.С. Грейг беспокоился в основном о неимущих жителях города.

Однако проект Аюи оказался похороненным в царских чертогах. Только после смерти Александра I этот проект был найден в его кабинете и в 1826 г. возвращен Грейгу. 

Не дождавшись утверждения проекта царем и выделения на него денег, Грейг распорядился в том же 1820 г. начать работы по сооружению водопровода "хозяйственным способом", т.е. за счет сэкономленных средств флота. Проект вновь был переработан уже упоминавшимся Рокуром де Шарлевилем. Первоначальная сметная стоимость составляла 54109 рублей и 35 копеек. 

По плану Рокура водопровод начинался от третьего фонтана у Казенного сада и по прямой шел к дому главного командира ("дворцу"), входя в него со стороны Наваринской улицы. Вторая очередь, протяженностью около 4 километров, должна была питаться первым Спасским источником. От дома главного командира линия водопровода шла по Адмиральской улице, расходясь отдельными ветвями к городским кварталам. 

Водопровод был проложен глубоко под землей, в материковой (каменной) породе и представлял систему разветвленных галерей, выложенных камнем, деревом и кирпичом. По дну галерей проходили трубы "из лучшей глины и вымурованные внутри". Водопровод закончили, очевидно, в 1825 году. Его первая очередь (к дому главного командира) состояла из чугунных труб и исправно давала воду еще в 60-е годы прошлого века. Знаток нашего края А. Шмидт в своей монографии, вышедшей в 1863 году, говоря о трудностях водоснабжения города, писал: "подспорьем этого водоснабжения является так называемый Дворцовый фонтан, доставляющий в сутки до 1600 ведер воды".

Кстати, этот участок водопровода показан действующим на плане Николаева 1832 г., подписанном полковником Кретшмаром. Расчеты показали, что при указанном Шмидтом расходе воды, уклон труб должен составлять не менее 4,5 метров на километр, поэтому подземные галереи проходили очень глубоко под землей: в районе дома флагманов и командиров - свыше 20 метров. От дворцового фонтана был сделан первый отвод в город - на пересечении Спасской (совр. Свердлова) и Наваринской улиц стоял водоразборный колодец, который автор этих строк застал еще в детстве, но уже сухим. 

Второй очереди водопровода, действительно, "не повезло". Крымский поставщик сделал трубы из менее прочной глины. Что из этого вышло, можно узнать из документов: "... Когда сделан был водопровод, то глиняные трубы не выдержали напора воды, и многие лопнули, а потому и было потом признано нужным устроить чугунные трубы на каменном роствере".

Поэтому в 1825 году водопровод так и не стал давать воду в город, хотя непрерывно подавал ее в дом главного командира. К этому времени было израсходовано 47 тысяч рублей. В 1828 году водопровод еще строился (в основном за счет каторжников). 

Аварии на городской линии водопровода послужили одной из причин доноса бухгалтера Черноморского флота Яцына на Грейга. Яцын писал, что постройкой водопровода Грейг принес городу "не благодеяние, но вредодеяние". Разбирательство по доносу Яцына остановило дальнейшие работы по замене труб, а пришедший в 1833 году на смену Грейгу М.П. Лазарев посчитал, что строительство городского водопровода к флоту не имеет никакого отношения и прекратил финансирование. 

Так, начатое А.С. Грейгом полезное для города дело не было доведено до конца. В память о нем, в Николаеве рассказывают небылицы о подземных "турецких ходах", которые в действительности представляют собой ни что иное, как галереи "самотечного водопровода". Еще не так давно после сильных ливней водопровод напоминал о себе неожиданными провалами на улицах. Удивляет и бытующее до сих пор среди краеведов пренебрежительное отношение к памяти Рокура - автора и строителя интересного гидротехнического сооружения. Замечу, что Рокур был инженером высокого класса: по его проекту Н.И. Уптоном построены знаменитые Сухие доки в Севастополе. Сейчас французская академия наук готовит к выпуску биографию Рокура. 

И все же, почему участок берега, где находился третий источник, стал называться "Сухим фонтаном"? Ответ очень прост: фонтан стал "сухим" именно потому, что работал водопровод. Разумеется, если вода была направлена в водопровод, то из фонтана - истока, она перестала бить ключом, его заглушили, и он стал внешне "сухим". Потому-то этот фонтан, бассейн которого на берегу стал безводным, но питавший водой дворец и прозвали "сухим". Само название "Сухой фонтан" появилось не как ироническое, а как официальное. Оно упоминается в документах и переписке Грейга в 1833 г. Со временем, топоним "Сухой фонтан" распространился от Казенного сада, где он родился, на все побережье, вплоть до старого Варваровского моста, заменив название "Спасское адмиралтейство". 

Все три Спасских источника постепенно исчезли. И виноваты в это не Рокур или Грейг, а естественные тектонические изменения в земной коре и деятельности людей. Исчезновение фонтанов было первым предупреждением о надвигающейся экологической катастрофе, на которое, к сожалению, никто не обратил внимания. 

Ну, а что же "катакомбы"? К заброшенным галереям Спасского водопровода добавились сборные колодцы Николаевского водопровода с их разветвленными дренажными галереями, построенными в 1904 - 1908 гг. Они и сейчас видны в районе Водопроводной улицы. Совместно с галереями Спасского водопровода, "проявлялись" при застройке города, эти "катакомбы" и породили легенды о "турецких подземных ходах". 

Юрий Семенович Крючков

"Кораблестроитель", 8 мая 1991 г.

Николаевский БазарЪ на twitter