От прошлого через настоящее к будущему...

Александровский – новый могильник хоры Ольвии в г. Николаев

"Мир в миниатюре: Николаев железнодорожный"

В Николаевском областном краеведческом музее представлен интерактивный макет города с действующей железной дорогой (в масштабе 1:87). Кроме макета, на выставке представлены уникальные материалы и предметы, которые рассказывают об истории железной дороги Николаева и области.
Выставка будет работать с 27 июля по 1 ноября. Стоимость: для детей и студентов - 10 грн., для взрослых - 15 грн.
О том, как создавался этот макет, читайте на нашем сайте.

Весной-осенью 2011 года Николаевская новостроечная археологическая экспедиция Научно-исследовательского центра «Лукоморье» института археологии национальной Академии наук Украины и Николаевского национального университета им. В.А.Сухомлинского проводила спасательные археологические исследования на территории Центрального района г.Николаев.

В результате работ были открыты и изучены три новых памятника античной эпохи: могильник Александровский, могильник сарматского времени в районе Старофлотских казарм и часть оборонительного рва римского времени.

Вновь открытые объекты расположены в непосредственной близости от поселения Николаев-6 на территории Николаевского судостроительного завода им. 61 Коммунара. Этот памятник площадью более 1 га было открыт в 1983 г. И.А. Снытко и датирован IV-III вв. до н. э. К сожалению, результаты маломасштабных раскопок этого поселения до настоящего времени практически не введены в научный оборот, и его границы не известны.

Могильник Александровский, расположенный на территории парка им. 61 коммунара, был открыт осенью 2010 г. Его размеры и границы в настоящее время точно не установлены, поскольку территория, на которой он находится, была неоднократно перепланирована при городском строительстве в XIX-XX вв. Площадь раскопа 2011 г. соответствовала площади будущего строительного котлована и составила немногим более 1600 кв.м. На могильнике были исследованы 25 грунтовых захоронений. Таким образом, исследования могильника Александровский являются наиболее масштабными работами на некрополях Ольвийской хоры за последние 30 лет. Известно, что территория г.Николаев в эллинистическое время входила в состав Ольвийского государства.

Большая часть погребений располагались кустообразно: три куста по два захоронения - №№1 и 2, №№ 4 и 12, №№ 7 и 13 и по одному кусту из трёх (№№ 6, 9, 10), четырёх (№№ 21, 22, 24, 25) и пяти (№№ 15, 16, 17, 18, 19) захоронений.

Ещё семь захоронений (№№ 3, 5, 8, 11, 14, 20, 23) располагались отдельно от «кустов» и друг от друга, однако следует учитывать, что часть погребений, особенно совершённых в простых грунтовых ямах, безусловно, была уничтожена в ходе позднейшей хозяйственной деятельности (рис. 1).

Ниже приводится краткое описание погребальных комплексов.

Погребение № 1 совершено в подбое, частично разрушено к моменту исследования. Погребальное сооружение длиной 1,04 м, шириной 0,5-0,58 м и глубиной 1,16 м было ориентировано по линии восток-юго-восток - запад-северо-запад. Вход в погребальную камеру в северной стенке входной ямы был закрыт каменным закладом, состоявшим из трёх плит (рис. 2/1). На дне камеры лежал лепной горшок высотой 11 см (максимальный диаметр тулова 10 см, диаметр венчика ок. 8 см) (рис. 2/2). Человеческие кости в погребении отсутствовали.

Погребение № 2 совершено в подбое, ограблено. Входная яма длиной 1,7 м, шириной 0,57 м и глубиной до 1,5 м была ориентирована по линии запад - восток. В заполнении входной ямы были обнаружены разрозненные кости человека и плиты каменного заклада, закрывавшие вход в погребальную камеру, которая была устроена в северной стенке. Камера длиной 1,88 м, шириной 0,65 м была ориентирована так же, как и входная яма (рис. 2/3). Помимо множества разбросанных костей человека в камере был обнаружен фрагмент лезвия железного ножа.

Погребение № 3 совершено в подбое, частично разрушено к моменту исследования, ограблено. Входная яма длиной 1,47 м и шириной 0,7 м была ориентирована по линии запад - восток. В ней были обнаружены человеческие кости, выброшенные грабителями из погребальной камеры, вход в которую был закрыт закладом из четырёх каменных плит. Камера длиной 1,68 м, шириной 0,8 м и глубиной 1,97 м располагалась под углом к входной яме и была ориентирована по линии юго-запад - северо-восток (рис. 2/4).

Погребение № 4 совершено в подбое. Входная яма длиной до 1,5 м, шириной до 0,85 м и глубиной 1,1 м была отделена от погребальной камеры закладом из более чем десяти камней. На глубине 0,78 м во входной яме зафиксированы кости крупного рогатого скота (жертвенная пища?). Погребальная камера, располагавшаяся в северной стенке входной ямы, была полностью уничтожена современной водопроводной траншеей (рис. 3/1).

Погребение № 5 совершено в подбое, частично разрушено современным строительством. Входная яма и погребальная камера не прослежены. О том, что погребение было совершено в подбое, свидетельствует сохранившийся каменный заклад входа в погребальную камеру (рис. 3/3). Заклад состоял из плит, одна из которых была необработанной, а вторая - представляет собой известняковый жертвенник «ольвийского типа» длиной 48 см, шириной 37 см и толщиной 15 см.
На лицевой стороне жертвенника выдолблена округлая чаша диаметром 9 х 8 см и глубиной 3 см. От чаши к ближайшему краю жертвенника прорезан желобок длиной 8 см, шириной 2 см и глубиной 1,5 см, в разрезе клиновидный (рис. 3/4). К северу от заклада расчищен костяк, лежавший в вытянутом положении на спине, головой на северо-восток, правая рука прямая, левая - прижата к тазу, от ног сохранились только бедренные кости (рис. 3/2).

Погребение № 6 совершено в подбое, частично разрушено современным строительством. Входная яма длиной 1,28 м и шириной 0,26 м, ориентированная по линии запад - восток, зафиксирована только в своей придонной части. Она была отделена от погребальной камеры двухрядным каменным закладом. Камера подпрямоугольной формы длиной 2,32 м и шириной до 0,69 м, ориентированная по линии запад - восток, была устроена в северной стенке входной ямы. Костяк погребённого лежал в вытянутом положении на спине, головой на запад, кисти рук приближены к тазу, ноги прямые. Слева в ногах (у левой голени) находились кости жертвенной пищи - мелкого рогатого скота (рис. 3/5). У левой бедренной кости лежали 12 наконечников стрел. Не исключено, что в состав колчанного набора входили ещё девять наконечников, обнаруженных на разных уровнях в заполнении камеры. Все наконечники стрел (21) бронзовые и относятся к трём типам: восемь трёхлопастных с выделенной втулкой (рис. 3/6а); шесть трёхлопастных со слабо выделенной втулкой (рис. 3/6б), семь трёхгранных со скрытой втулкой (рис. 3/6в).

Погребение № 7 совершено в прямоугольной яме с закруглёнными углами, ориентированной по линии восток-юго-восток - запад-северо-запад, длиной 1,99 м, шириной 0,65-0,74 м и глубиной 1,56 м (рис. 4/1). Над юго-восточным углом ямы вдоль южной стенки стояла известняковая антропоморфная стела высотой 65 см, шириной 35 см (у основания) и 19 см (в верхней части) и толщиной 13 см (рис. 4/4). На одной стороне стелы был сделан вырез длиной и глубиной 13 см.
Костяк погребённого лежал в вытянутом положении на спине, головой на северо-запад - запад. Череп разрушен, руки вытянуты вдоль тела, ноги прямые. у левого плеча погребённого стоял чернолаковый килик на низком кольцевом поддоне. Высота килика 6,5 см, диаметр венчика 12,8 см, диаметр поддона 8,4 см. Внутри орнамент в виде четырёхлепестковой розетки: четыре пальметты, соединенные дугами вокруг окружности. На внешней стороне венца процарапано граффити «О» (рис. 4/2). В пятом сверху правом ребре вертикально торчал бронзовый трёхлопастной наконечник стрелы со скрытой втулкой и деформированным окончанием высотой 2,5 см (рис. 4/3). У правого плеча погребённого обнаружены несколько рёбер животного, по-видимому, от жертвенной пищи.

Погребение № 8. Погребальная конструкция не прослежена. От костяка сохранилась только верхняя часть, нижняя - разрушена строительными работами. Погребённый лежал в вытянутом положении, головой на запад-северо - запад (рис. 4/5). В изголовье находилась кость животного, железный нож (длина лезвия 11 см) с костяной рукоятью (рис. 4/7) и один бронзовый трёхгранный наконечник стрелы со скрытой втулкой (рис. 4/6).

Погребение № 9 совершено в подбое, частично разрушено современным строительством. Входная яма не прослежена, была отделена от погребальной камеры закладом из трёх каменных плит. К северу от заклада находилась погребальная камера прямоугольной формы длиной 1,88 м и шириной 0,76 м, ориентированная по линии запад - восток. Её дно было отмечено на глубине 1,15 м. Костяк погребённого лежал в вытянутом положении на спине, головой на запад. Правая рука слегка согнута и приближена к тазу, левая - вытянута вдоль тела, ноги прямые (рис. 4/8). Возле правого плеча обнаружено лепное пряслице высотой 3,4 см и диаметром 3,5 см (рис. 4/10), у правой голени - сероглиняная одноручная чаша высотой 7,3 см (диаметр венчика 18,4 см) на низком кольцевом поддоне с петлевидной ручкой на уровне венчика (рис. 4/9), у левого колена - донце чернолакового сосуда (над дне штампованный орнамент в виде круга, состоящего из насечек) со следами вторичного использования и граффити, состоящим из трёх букв (рис. 4/11). В заполнении камеры также были найдены фрагменты двух бронзовых игл.

Погребение № 10 совершено в подбое. Овальная входная яма длиной 1,9 м, шириной 0,95 м и глубиной 1,61 м была ориентирована по линии запад - восток. Вход в погребальную камеру закрывал двухрядный каменный заклад. Камера овальной формы длиной 2,21 м и шириной до 1,05 м была устроена в северной стенке входной ямы. Костяк погребённого лежал в вытянутом положении, головой на восток. Руки слегка согнуты и приближены к тазу, ноги прямые (рис. 5/1). Слева в изголовье погребённого находился сероглиняный одноручный кувшин высотой 20,6 см (диаметр венчика 10 см, максимальный диаметр тулова 18 см) (рис. 5/2). Рядом с кувшином стоял чернолаковый килик высотой 11 см (диаметр венчика 11 см). Венчик сосуда отогнут и отделён от чаши углублённым поясом. Ручки тонкие, округлые в сечении, с резким изгибом, слегка подняты над венчиком (рис. 5/3). У левой бедренной кости обнаружены остатки колчанного набора - 31 бронзовый наконечник стрелы, из них четыре трёхлопастных с выделенной втулкой (рис. 5/4а), десять трёхлопастных со слабо выделенной втулкой (рис. 5/4б), двенадцать трёхгранных со скрытой втулкой (рис. 5/4в), а также пять наконечников, тип которых не определяется ввиду плохой сохранности. Возле стоп погребённого находилась жертвенная пища, от которой сохранились несколько костей мелкого рогатого скота.

Погребение № 11 совершено в подбое, частично разрушено современным строительством. Сохранился каменный заклад входа в камеру, состоявший из пяти крупных плит, и сама погребальная камера глубиной 1,42 м, контуры которой прослежены не были. К северу от каменного заклада находился костяк погребённого, головой на запад. Судя по сохранившимся костям, он лежал в вытянутом положении на спине. Ноги прямые, кости рук не сохранились (рис. 6/1). Справа от погребённого были положены копьё и два дротика, от которых сохранились железные наконечники и три железных втока. Наконечник копья имел длину ок. 47 см и максимальную ширину пера ок. 4 см (рис. 6/3). Длина одного из втоков ок. 25 см, диаметр 2,5 см (рис. 6/4). Помимо этого в заполнении погребения найден бронзовый трёхгранный наконечник стрелы со скрытой втулкой (рис. 6/2).

Погребение № 12 совершено в яме вытянутой прямоугольной формы с закруглёнными углами длиной 2,25 м, шириной 0,6-0,85 м и глубиной 1,53 м. Яма была ориентирована по линии запад - восток, частично разрушена современным строительством. В заполнении ямы обнаружены разрозненные человеческие кости. Судя по ним, погребённый лежал в вытянутом положении на спине, головой на запад (рис. 6/5). В заполнении ямы найдены шесть бронзовых наконечников стрел, из которых четыре трёхлопастных с выделенной втулкой (рис. 6/6а), один трёхгранный со скрытой втулкой (рис. 6/6в) и один двухлопастный (рис. 6/6б).

Погребение № 13 совершено в яме вытянутой прямоугольной формы с закруглёнными углами длиной 1,5 м, шириной 0,44-0,56 м и глубиной 1,3 м. Яма была ориентирована по линии север - юг с незначительным отклонением к востоку. Погребение ограблено. В центре ямы находились разрозненные кости человека (рис. 6/8). Между ними зафиксировано 95 целых пастовых бусин разнообразных форм и расцветок: одна крупная бочонковидная бусина белого цвета; одна плоская округлая бусина синего цвета диаметром до 0,9 см; одна цилиндрическая пронизь лазурного цвета; две параллелепипедные пронизи салатового цвета; две цилиндрические бусины белого цвета; 49 цилиндрических и параллелепипедных бус тёмно-серого цвета; 21 параллелепипедная бусина глухого белого цвета; восемь цилиндрических бус глухого белого цвета (рис. 6/7). Также было найдено несколько десятков фрагментов от несохранившихся бусин.

Погребение № 14 совершено в яме вытянутой прямоугольной формы с закруглёнными углами длиной 1,7 м, шириной 0,6-0,75 м и глубиной 1,78 м. Яма была ориентирована по линии запад - восток. Костяк погребённого лежал в вытянутом положении на спине, головой на восток, частично разрушен (отсутствует череп, нижняя часть грудной клетки, таз, бедренные кости и левая голень). Руки располагались вдоль тела, ноги прямые (рис. 7/1). Из инвентаря сохранился только гончарный лекиф высотой 9 см (диаметр дна 4 см, максимальный диаметр тулова 5 см, диаметр венчика 3,4 см). Венчик сосуда имеет почти горизонтально срезанный край.
Венчик и часть горла окрашены лаком. Ручка отбита в древности. Поддон кольцевой, невысокий. Корпус орнаментирован сеткой из тонких чёрно-бурых полос и мелкими пятнами белого цвета (рис. 7/2).

Погребение № 15 совершено в яме вытянутой прямоугольной формы с закруглёнными углами длиной 1,57 м, шириной 0,58-0,62 м и глубиной 1,53 м. Яма была ориентирована по линии север - юг. Погребение ограблено, костяк погребённого был частично разрушен. Кости ног лежали в анатомическом порядке, остальные кости либо отсутствовали, либо были повреждены. Судя по положению костей ног, погребённый лежал в вытянутом положении на спине, головой на север (рис. 7/3). В районе грудной клетки и ног костяка было зафиксировано 1451 бусина белого, чёрного, голубого, зелёного и жёлтого цветов (рис. 7/4), что, по-видимому, указывает на наличие в захоронении до ограбления богатого ожерелья и, вероятно, расшитой бусами одежды. Возле правого бедра погребённого обнаружены остатки жертвенной пищи - трубчатая кость животного.

Погребение № 16 совершено в подбое, частично разрушено современным строительством, западная часть захоронения была уничтожена погребением № 15. Входная яма не сохранилась. Вход в погребальную камеру был закрыт двухрядным каменным закладом. Заклад и погребальная камера были ориентированы по линии запад - восток, погребальная камера была устроена в южной стенке несохранившейся входной ямы. Сохранившаяся длина камеры 2,03 м, ширина 1,26 м, глубина 1,57 м. Костяк погребённого лежал в вытянутом положении, головой на восток. Руки вытянуты вдоль тела, ноги прямые (рис. 7/5). На левое предплечье погребённого был надет бронзовый браслет с несомкнутыми окончаниями, оформленными в виде змеиных головок (рис. 7/6). у правого бедра располагался кожаный колчан с остатками лёгких древков и 30 наконечниками стрел. Все наконечники бронзовые, из них пять трёхлопастных с выделенной втулкой (рис. 7/8а), девять трёхлопастных со скрытой или очень слабо выделенной втулкой (рис. 7/8б) и 16 трёхгранных со скрытой втулкой (рис. 7/8в). Возле левого плеча находился железный нож с костяной рукоятью (рис. 7/7).

Погребение № 17 совершено в подбое. Входная яма трапециевидной формы с закруглёнными углами длиной 1,64 м, шириной 0,45 м и глубиной 1,76 м была ориентирована по линии северо-запад-запад - юго-восток-восток. Погребальная камера длиной 2,26 м, шириной до 0,9 м и глубиной до 1,9 м была устроена в южной стенке в южной стенке входной ямы и отделена от неё двухрядным каменным закладом. Погребение ограблено. По всей камере подбоя разбросаны кости человека, между которыми находились отдельные камни (рис. 8/1). В заполнении обнаружены семь бусин (прямоугольные, синие с тремя белыми линиями по центру - четыре; округлые, ребристые, белые - две; биконическая, жёлтая - одна) и 266 бисерин белого, жёлтого, зелёного, синего цвета (рис. 8/2).

Погребение № 18 совершено в яме прямоугольной формы с закруглёнными углами длиной 18 м, шириной 0,57 м и глубиной 1,6 м, ориентированной по линии северо-запад - юго-восток. Погребение полностью ограблено. В заполнении ямы обнаружен сероглиняный лекиф высотой 9 см (диаметр дна 5,4 см, максимальным диаметр тулова 8,6 см, диаметр венчика 3 см) (рис. 8/4), а также одна пронизь (рис. 8/5) и две бусины белого и голубого цвета (рис. 8/6).

Погребение № 19 совершено в подбое, полностью разрушено современным строительством. Входная яма и погребальная камера уничтожены. О наличии погребении можно судить только по сохранившемуся каменному закладу, состоявшему из семи плит и ориентированному по линии северо-запад-запад - юго-восток-восток.

Погребение № 20 совершено в яме подпрямоугольной формы с закруглёнными углами длиной 1,44 м, шириной 0,48 м и глубиной 1,43 м. Яма была ориентирована по линии север - юг. Погребение практически полностью уничтожено современным строительством и ограблено в древности. Костей человека и находок не обнаружено.

Погребение № 21 совершено в подбое. Входная яма прямоугольной формы с закруглёнными углами длиной 2,28 м, шириной сохранившихся частей 0,15 м и 0,4 м, глубиной 1,26 м частично уничтожена современным строительством. На её дне обнаружен череп человека. Вход в погребальную камеру был закрыт двухрядным каменным закладом. Камера длиной 2,5 м, шириной до 0,84 м и глубиной 1,51 м была устроена в северной стенке ямы. Погребение ограблено в древности. Человеческих костей и находок не обнаружено (рис. 8/7).

Погребение № 22 совершено в подбое, частично разрушено современным строительством. Погребальная камера уничтожена практически полностью. Входная яма длиной 1,44 м, шириной 0,52 м и глубиной 1,1 м была ориентирована по линии северо-северо-запад - юго-восток- восток. Погребальная камера длиной ок. 1,45 м и шириной ок. 0,8 м была устроена в северной стенке входной ямы и отделена от неё закладом из шести крупных каменных плит (рис. 9/1).

Погребение № 23 совершено в подбое, частично разрушено современным строительством. Входная яма длиной 1,96 м, шириной 1,14 м и глубиной 1,33 м была ориентирована по линии северо-запад - юго-восток. Заклад входа в камеру отсутствовал. Погребальная камера прямоугольной формы с закруглёнными углами длиной 1,96 м, шириной до 1,07 м и глубиной 1,44 м была устроена в северной стенке входной ямы (рис. 9/2). На дне камеры обнаружены разрозненные кости двух индивидуумов (найдены два черепа), фрагменты железного ножа с костяной рукоятью (рис. 9/4) и чернолаковый канфар. Высота сосуда 6,8 см, диаметр отогнутого наружу венчика 9,4 см, ручки массивные, подпрямоугольные в сечении, с плоскими горизонтальными выступами в виде шипов. Внутри находится орнамент в виде шести соединенных пальметт в кругу из ряда насечек (рис. 9/3).

Погребение № 24 совершено в подбое. Входная яма прямоугольной формы с закруглёнными углами длиной 1,28 м, шириной 0,57-0,66 м и глубиной 1,15 м была ориентирована по линии запад - восток с незначительным отклонением. Погребальная камера трапециевидной формы длиной 1,28 м, шириной 0,28-0,42 м и глубиной 1,17 м была устроена в северной стенке камеры и была отделена от неё закладом из трёх каменных плит. Костяк погребённого (ребёнка) лежал в вытянутом положении на спине, головой на восток. Кости рук и ног сохранились не полностью (рис. 10/1). В районе шеи было зафиксировано ожерелье из трёх раковин couri (рис. 10/2).

Погребение № 25 совершено в подбое. Входная яма прямоугольной формы длиной 1,21 м, шириной 0,67 м и глубиной 1,08 м была ориентирована по линии запад - восток с незначительным отклонением. Погребальная камера подпрямоугольной формы с закруглёнными углами длиной 1,21 м, шириной 0,56 м и глубиной 1,14 м была устроена в северной стенке камеры и была отделена от неё трёхрядным каменным закладом. Погребение полностью ограблено. Человеческого костяка и находок не обнаружено (рис. 10/3).


Анализ погребальных комплексов Александровском могильника показывает, что все его захоронения конструктивно принадлежат двум видам погребальных сооружений. Большая часть из них совершена в катакомбах, меньшая - в ямах, ещё в одном случае вид погребального сооружения установить не удалось. Не исключено при этом, что часть исследованных ям могли являться погребальными камерами катакомб. Подавляющее большинство погребальных сооружений своей длинной осью ориентировано широтно - по линии запад - восток или с незначительным отклонением. Меридионально (по линии север - юг) было ориентировано всего три погребения, причём все они были совершены в ямах.

Практически все погребальные камеры подбоев были устроены в северных стенках входных, только две - в южных, ещё в одном случае (когда сохранился только каменный заклад) установить взаимное расположение входной ямы и погребальной камеры не представляется возможным. Особое место занимает погребение № 3, погребальная камера которого располагалась не параллельно входной яме, а под углом к ней - т.н. называемая катакомба VI типа по классификации В.С. Ольховского (1991, 28). Как правило, погребальная камера закрывалась закладом: однорядным - 9, двухрядным - 6, трёхрядным - 1. Только в одном случае достоверно установлено отсутствие каменного заклада входа в погребальную камеру (п. 23). Примечательно присутствие в составе одного из закладов (п. 5) жертвенника «ольвийского» типа, что известно, в частности, в Ольвии (Папанова, 2004, 189), на поселении Панское 1 и в Керкеникиде.

Не менее интересна находка антропоморфной стелы возле края ямы (погребение № 7). Подобные примитивные изваяния изредка сопровождают скифские погребальные комплексы. В частности, одно из них было найдено во рву кургана 12 (9) группы Солоха у с. Большая Знаменка Каменско-Днепровского района Запорожской области.

Поза погребённых в тех случаях, когда это было установлено, - вытянутое положение на спине с незначительными вариациями за счёт различного положения рук. Преобладающая ориентировка широтная: западная и восточная, ещё в 11 случаях её направление установить не представляется возможным ввиду ограбления комплексов и их потревоженности при современном строительстве. Меридиональная ориентировка была у всех погребённых, которые были положены в ямы, длинные оси которых были так же ориентированы, однако её направление (северное) достоверно устанавливается только в одном случае (п. 15).

Погребальный инвентарь присутствовал практически во всех захоронениях могильника Александровский. Вооружение обнаружено в семи погребениях и представлено наконечниками стрел (пп. 6-8, 10-12, 16), а также наконечниками и втоками одного копья и двух дротиков (п. 11). Орудия труда найдены в шести погребальных комплексах: железные ножи с костяными рукоятями (пп. 2, 8, 16, 23), лепное пряслице (п. 9) и две бронзовые иглы (п. 10). Посуда происходит из пяти захоронений: лепной горшок (п. 1), а также ряд греческих гончарных импортов - два чернолаковых килика (п. 7, 10), сероглиняная одноручная чаша и донце чернолакового сосуда (п. 9), чернолаковый канфар (п. 23). украшения обнаружены в шести погребениях могильника и представлены различными бусами, пронизями и бисером (п. 13, 15-18), а также раковинами couri (п. 24). К предметам туалета относятся находки гончарного чернолакового (п. 14) и сероглиняного лекифов (п. 18).

В шести случаях достоверно установлено помещение жертвенной пищи в погребальный комплекс (пп. 3, 6-8, 10, 15).

Помимо инвентаря, обнаруженного при раскопках погребений могильника, с его территории происходят и другие находки, а именно гончарных керамических импортов. Несмотря на «случайность» этих находок, нет сомнений, что все они также являлись погребальным инвентарём. Это фрагменты гераклейских амфор - две клеймёные горловины (рис. 11/5,6) и одна нижняя часть с ножкой (рис. 11/7), чернолаковая солонка с загнутым внутрь венчиком высотой 3,8 см (диаметр поддона 5,2 см, максимальный диаметр 8 см, диаметр венчика 6,4 см) (рис. 11/1) и сероглиняный лагинос (ойнохоя?) (рис. 11/2).

Хронология могильника Александровский, в первую очередь, опирается на греческие керамические импорты.

Началом IV в. до н. э. датируется чернолаковый килик аттического производства на низком кольцевом поддоне с петлевидными ручками из погребения № 7. Не исключено, что из этого же захоронения происходит одна из клеймёных гераклейских амфор. На её горловине оттиснуто в первой строке имя фабриканта Дексиппа, во второй - магистрата Ly(—), сопровождаемого эмблемой «два листа плюща» (рис. 11/3). Пока клейма этого штампа в Северном Причерноморье не встречены. Время деятельности магистрата приходится на 90-е гг. IV в. до н. э.

К этому же времени - началу IV в. до н. э. относится и производство аттического чернолакового килика из погребения № 10.

Второй четвертью IV в. до н. э. датируется производство ещё одной клеймёной гераклейской амфоры. Надпись в клейме, оттиснутом на горловине, предположительно принадлежит магистрату Агнодаму (рис. 11/4) и относится к 60-м гг. IV в. до н. э., имя же фабриканта восстановить не удалось.

Третьей четвертью IV в. до н. э. следует датировать аттический чернолаковый канфар из погребения № 23.

Сетчатый лекиф аттического производства из погребения № 14 относится ко второй половине - концу IV в. до н. э.

Значительно более широко датируются сероглиняная чаша из погребения № 9 и лекиф из погребения № 18 (V-IV вв. до н. э.), а также сероглиняный кувшин (IV в. до н. э.) из погребения № 10, возможно, ольвийского производства. В пределах всего IV в. до н. э. датируется и чернолаковая солонка аттического производства, которая относится к одному из наиболее распространённых типов - с загнутым внутрь венчиком.

Завершая анализ керамических импортов необходимо отметить, что, судя по имеющимся материалам, могильник Александровский функционировал на протяжении всего IV в. до н. э., а возможно, и большего периода. Не исисключено, что верхняя граница памятника может быть поднята до середины III в. до н. э. Об этом свидетельствует, во-первых, наличие сероглиняной гончарной посуды, нередко встречающейся на некрополе Ольвии в погребениях эллинистического времени. Во-вторых, анализ колчанных наборов из захоронений могильника Александровский показывает доминирование трёхгранных наконечников со скрытой втулкой, что характерно для второй половины IV - первой половины III в. до н. э.

Предполагаемое время функционирования могильника соответствует различным этапам существования Ольвийского государства: расцвету (первые три четверти IV в. до н. э.), упадку (осада Зопирионом Ольвии в 331 г. до н. э.) и новому подъёму, начиная с последней четверти IV в. до н. э. и, по крайней мере, до середины III в. до н. э. Для последнего из указанных этапов характерно расширение границ Ольвийского полиса за счёт вхождения в его состав территории Николаевского полуострова. Жители поселения Николаев-6 контролируют переправу через р. Ингул. Однако уже к середине III в. до н. э. в Ольвии наступает экономический спад, что ведёт к уменьшению территории государства. Возможно, именно в это время и прекращают функционировать поселение Николаев-6 и Александровский могильник, расположенные в непосредственной близости. Только на рубеже эр и во время римского военного присутствия в регионе Николаевский полуостров вновь входит в сферу влияния Ольвии.

Автор статьи: А.И. Смирнов - старший преподаватель кафедры археологии, древней и средневековой истории Института истории и права Николаевского национального университета им. В.А.Сухомлинского. Николаев.

Опубликовано в сборнике материалов Международной научной конференции «Древности северного Причерноморья III–II вв. до н. э.», проходившей 16-19 октября 2012 г. в Приднестровском государственном университете им. Т.Г. Шевченко (г.Тирасполь)

Иллюстрации и фотографии автора.


Николаевский БазарЪ на twitter